19:20 

Исполнения с Kink-Meme и Star Wars One String Fest

fairbrook
да, скифы мы
У меня было две идеи для макси-фика, семьдесят пять страниц с обсуждениями, пять шапочных знакомых, способных поддержать разговор о Звёздных войнах, жёсткий диск, наполовину заполненный старой и новой трилогиями и целое множество анонов всех сортов и расцветок, а также хэдканоны, концепты, список пасхалок, фест однострочников и две дюжины непрочитанных текстов с АО3. Не то чтобы это был необходимый запас для знакомства с новым фандомом, но если начал упарываться, становится трудно остановиться. Единственное, что вызывало у меня опасение – это однострочники. Ничто в мире не бывает более беспомощным, безответственным и порочным, чем автор, пытающийся уложиться в мелкий формат. Я знала, что рано или поздно перейду и на эту дрянь.


Талант
Условия: Кайло (Бен). Первое проявление кулинарного таланта.

— Мы все умрём, — провыла Ксио, устремив полный безысходности взгляд в собственную тарелку. Остальные рыцари Рен поддержали её тоскливыми вздохами, но вставать и выходить из-за стола, гордо пнув напоследок табуретку, никто не стал. Все понимали: сломавшийся пищевой синтезатор — это лишь досадная неприятность, так же как и испортившиеся из-за неправильного хранения пайки. Настоящие закалённые бойцы Первого Порядка должны уметь терпеть всё, даже стряпню МХ-8477, который пошёл в штурмовики не иначе как после провала в карьере ассенизатора. По крайней мере, Тен-Со Рен утверждал, что на его родине, отсталой луне внешнего кольца, подобными «яствами» побрезговали бы даже черви-падальщики.
— Нам нужно держаться, — мрачно буркнул Кайло Рен, крутя в руке столовый нож. Резать им лежащее в тарелке блюдо он не рисковал: блюдо вполне могло дать сдачи.
— Держаться! — нервно хохотнула Ксио. — Мы уже неделю торчим в этой кишке галактики на этой сраной «диете»! У меня уже базука из рук валится!
— Магистр, а ведь она права, — подал голос Тен-Со. — Мы ведь здесь не прохлаждаемся, а выполняем боевые миссии. Нам что, не полагается нормально есть? Из хозроты не могут прислать приличного повара?
— Распределением работников заведует Хакс, — Кайло поморщился, будто всё-таки попробовал стоящее перед ним чудо-угощение.
Объяснять что-либо не потребовалось. О взаимной «любви» генерала и магистра знали даже корабельные крысы на «Финализаторе», а штурмовики давно делали ставки, кто кого выживет первым. До сего времени счёт взаимных гадостей шёл на равных, однако Хакс, видимо, решил сорвать банк любой ценой.
— А если сходить на охоту? — наивно предложил Абис Рен, самый молодой из рыцарей. Предложение было встречено скептическим хихиканьем, даже Кайло криво усмехнулся.
— Формы жизни на этой планете не подходят для употребления в пищу, — пояснил Тен-Со. — Иной набор аминокислот.
— В лучшем случае неделю не слезешь с толчка, — поддакнула Ксио. — Хотя я уже даже на это согласна. Серьёзно, если мне не дадут нормальной еды, я сожру сапоги или чехол от винтовки. Что угодно... или кого угодно! И вообще! — палец с обкусанным ногтем обвиняюще указал на Кайло. — Сделай что-нибудь!
— Вы, в конце, концов, наш магистр, — согласно кивнул Тен-Со. — Оправдывайте возложенное на вас высокое доверие. Покормите своих подчинённых.
Кайло обвёл взглядом всю компанию (двенадцать голодных глаз горели отчаянной решимостью), тяжело вздохнул:
— Ладно. С этим действительно пора кончать, — и с наслаждением вонзил нож в содержимое своей тарелки.

Белый люминесцентный свет превращал центральный стол камбуза в сверкающий алтарь, а столпившихся вокруг рыцарей — в жаждущих чуда прихожан.
— Всё взяли? И с полок, и из холодильника? — Кайло с сомнением оглядел небрежно сваленные в кучу «жертвоприношения». — Ничего готового нет, даже консервов?
— Всё тут, — Тен-Со в очередной раз оглянулся на запертую дверцу кладовой, убеждаясь, что МХ-8477 не сможет выбраться, даже если очнётся после полновесного удара по темечку. — Понимаю, что вопрос глупый, но кто-нибудь знает, как всё это приготовить?
Кайло взял длинный, похожий на многажды перекрученную спираль овощ исключительно несъедобного вида, перекинул его из руки в руку и веско проронил:
— Будем импровизировать. Мы ведь всё-таки хотим есть, верно?

Примерно через час камбуз напоминал поле боя.
— Режь не вдоль, а поперёк волокон. А ты не забудь натереть мясо солью. В масло добавь перца, — Кайло чёрной тенью метался от одного рыцаря к другому, раздавая ценные советы и потрясая кухонным ножом, который смотрелся в его руке не менее внушительно, чем знаменитый лазерный клинок.
— Магистр, а вдруг не получится? — Абис опасливо поднял крышку ближайшей кастрюли, из-под которой тут же рванулось облако пара. — Мы ведь ни разу до этого не готовили!
— Отставить панику, — Кайло сунул кончик ножа в варево и задумчиво его облизал. — Хуже, чем раньше, мы так и так не сделаем. Куда в холодную духовку?! А прогреть?
— Шеф! Мы хотим пожрать или повыдрючиваться? — Ксио с яростью треснула лежащую перед ней вырезку зубчатым молотком. — На кой нам все эти набуанские церемонии? Листья руками рвать, с мясом драться...
— Не драться, а отбивать. Оно от этого станет мягче, — Кайло взял баночку с неизвестной специей, принюхался, попробовал на вкус и, ничтоже сумняшеся, щедро насыпал в ближайшую сковороду.
— Да, но на кой?!
— Душенька моя, — Тен-Со поднял голову от разделочной доски и улыбнулся с необыкновенной теплотой. — Я согласен с магистром. Мы слишком долго нагуливали аппетит, чтобы теперь растратить его на вульгарную жареную картошку.
— Тогда пусть готовит вместе со всеми! — вконец озверев, Ксио схватила недоотбитое мясо и отшвырнула его от себя.
Бросок вышел прекрасный, кручёный: увесистый кусок взлетел, будто живой, к самому потолку, едва не коснувшись гудящей белой лампы. Завис там на секунду, будто решая, стоит ли падать...
...и внезапно рванулся в сторону, влекомый Силой, и приземлился аккурат на подставленный нож в руке Кайло.
— Ничего без меня не можете, — проворчал он и резким броском швырнул мясо на стол перед собой. — Ладно, так уж и быть. Ксио, подай-ка мне твой молоток...

— Знаете, а нам, пожалуй, стоит ещё раз провернуть такой трюк, — Тен-Со аккуратно промокнул губы салфеткой и с сожалением отодвинул тарелку с остатками отбивной. Больше в него уже физически не влезало.
— Это какой? Неделю не жрать по-человечески? — Ксио благодушно хрюкнула, со смаком вгрызаясь в увесистую кость.
— Нет, собраться вместе и что-нибудь приготовить. По-моему вышло неплохо.
— Особенно для первого раза, — застенчиво добавил Абис, всё ещё переживавший по поводу сгоревшего суфле. Впрочем, до десерта дело всё равно не дошло.
— Заниматься вместе чем-то ещё кроме сражений полезно для командного духа. Помогает узнать друг друга получше, — Тен-Со обернулся к Кайло. — Кто бы мог подумать, что вы так разносторонне талантливы, магистр.
Кайло, до сих пор сидевший молча, и сейчас отвечать не пожелал, только пожал плечами и отвёл глаза. Он уже смутно догадывался, что теперь пищевой синтезатор не починят до самого возвращения, но ещё не определился, нравится ему такая перспектива, или нет.
Были в ней, пожалуй, светлые стороны. В конце концов, магистр действительно должен заботиться о своих рыцарях.



Мечи и традиции
Условия: Кайло/Рей. Полюбить его темным (но не стать темной самой).

Чёрный, похожий на нетопыря корабль появился ближе к вечеру. Рей мельком глянула на высветившийся на радаре знакомый силуэт и коснулась сенсора.
«Шаттл класса «Ипсилон» — равнодушно доложил компьютер, — Регистрационный номер Республики отсутствует. Запрос на голосовую связь».
— Разрешить.
Динамики ожили, откашлялись и знакомым бравым баском заявили:
— Тук-тук, магистр Рей! Вы в последнее время ничего не теряли?
— И тебе привет, Тен-Со, — Рей попыталась спрятать улыбку, хотя голотрансляции и не велось. — Теряла. Привезли?
— А то как же! Куда к вам лучше упасть?
— Погоди-ка, — Рей сверилась с компьютером. — Пятая площадка. Сядешь?
— Без вопросов!
— Не «без вопросов», а тихо и спокойно, а не как в прошлый раз! — возмутилась Рей. — И это... «товар» не помните. Отбой!
«Ты тоже здесь?» — мысленный вопрос утонул в Силе, как камень, брошенный в озеро. Ответ пришёл мгновенно.
«Да. Здравствуй».
От улыбки избавиться всё-таки не получилось.

Почти сразу шаттл выбросил трап, но спускаться по нему никто не торопился. Застывшая внизу Рей задрала голову, ожидая зрелища, и не прогадала.
— Отпустите меня, мерзавцы! Я будущий джедай! Я падаван великого мастера! — Хида вырывалась и брыкалась изо всех сил, но четверо тащивших её рыцарей Рен — двое за руки, двое за ноги — отвечали лишь издевательским хохотом. Возглавлял шествие Тен-Со Рен — старый знакомый, с которым Рей провела немало боёв, как сообща, так и друг против друга. Сложив ладони рупором, он перевесился через перила трапа и крикнул:
— Магистр Рей! У нас товар — у вас купец! Ловить будете?!
Хида, услышав знакомое имя, заверещала, как пожарная сирена. Рей поморщилась — она старалась относиться к выходкам падаванов снисходительно, но у всего были свои границы. И каким ветром ученицу понесло к рыцарям Рен?!
— Итак! — Тен-Со обернулся к товарищам и махнул рукой. — Сгружайте!
— Космос волнуется раз! — дружно заорали рыцари, раскачивая визжащую девчонку, как куль с мукой.
— А-а-а!!! Пустите! — Хида, кажется, только что сообразила, к чему всё идёт, и забилась ещё сильнее.
— Космос волнуется два!
— Магистр вас в порошок сотрёт!..
— Непременно сотру, — откликнулась снизу Рей. — Космос волнуется три!
— Космофигура, на месте замри! — с восторгом закончили рыцари, и брыкающаяся девчонка взлетела в воздух, на миг заслонив собой одно из солнц.
Рей вскинула руку, захватывая её в капкан Силы, но сразу — и мягко — опускать не стала. Выждав необходимое для воспитательной работы время, она резко ослабила хватку, так что Хида, изогнувшись, упруго приземлилась на все четыре конечности и замерла перепуганным зверьком.
Глядя в её широко распахнутые глаза, Рей сложила руки на груди, пождала губы и нахмурилась посуровее. Ученица затравленно оглянулась на покатывающихся со смеху рыцарей Рен, прикидывая, с какой стороны поджидает большая опасность, и неуверенно начала:
— Учитель...
— Хм? — Рей вскинула бровь, копируя манеру Леи Органы. Получалось не слишком хорошо, но Хиде хватило и этого.
— Учитель, пожалуйста, простите меня! Я не знала, что рыцари Рен остались на базе! Я хотела победить их магистра один на один!
— Ты хотела сразиться с Кайло Реном? С самым сильным адептом Тёмной стороны в Галактике? Не закончив своего обучения?
Хида залилась краской, но кивнула.
Рей прищурилась и подняла взгляд на буквально лежащего на перилах Тен-Со. Рыцарь вскинул вверх победно сжатый кулак, после чего принялся жестами показывать, насколько эпичным было сражение на базе. Рей покачала головой и коротко велела Хиде:
— Иди в дом. Позже побеседуем.
— Учитель, у них остался ваш... то есть не ваш...
— Внутрь, — Рей заметила движение у двери корабля: разом замолчавшие рыцари расступались, пропуская новое действующее лицо. — Живо.
Оглянувшись, Хида ойкнула и поскорее скользнула прочь.
Кайло Рен спускался по трапу совершенно бесшумно, но искажение в Силе — мощное, тёмное, будто засасывающее в себя свет — его выдавало. Рей вскинула голову и встала ровнее, будто невзначай сцепляя руки за спиной, как раз на рукояти верного светового посоха.
— Магистр Рей, — он остановился в полушаге, едва заметно склонив капюшон. Лицо скрывала привычная маска, в прорези которой нет-нет, да и мелькали жёлтые отблески глаз.
— Магистр Рен. Как мило, что ты проводил до дома моего падавана. Надеюсь, она не доставила больших хлопот?
— Доставила. В следующий раз я пришлю тебе её голову.
— Очаровательно. Напомни, скольких своих учеников ты на меня натравливал? Четверых?
— Пятерых. Троих ты убила, а одного перетащила на Светлую сторону.
— Да, из Мерааса вышел великолепный джедай.
— Не зли меня, Рей. Я сохранил жизнь твоей девчонке, но лучше бы ей не попадаться мне на пути... ещё самое малое лет пять.
— Больше Хида тебя не тронет, даю слово. Она говорила, что оставила кое-что у тебя.
— Да, — в руках Кайло тускло сверкнула рукоять светового меча. — Тебе следует лучше запирать свой сейф.
— Она что, собиралась сразить тебя мечом Скайуокера? — округлила глаза Рей.
— По-видимому. Пришлось отнять и тащиться сюда, чтобы вернуть законной владелице.
— Вообще-то...
— Пять лет. Как минимум. А потом твой падаван завершит обучение, и я перетяну её на Тёмную сторону.
— Не выйдет, в ней слишком много Света. Но ты, конечно, можешь попробовать, если головы не жалко. — Рей усмехнулась и наконец приняла из рук Кайло меч. — И всё же ты не сорвался бы с места только для того, чтобы вернуть мне Хиду, верно?
— Это было по дороге.
— Вновь улетаете к дальним рубежам?
— Не суйся в дела моего ордена, Рей.
— Как знаешь. В любом случае, да пребудет с тобой Сила.
— Да пребудет с тобой Сила, — Кайло вновь склонил голову, после чего развернулся и всё так же бесшумно пошёл к трапу, где его ожидали столпившиеся рыцари.
Рей поймала прищуренный взгляд Тен-Со и сделала вид, будто ничего особенного не произошло. В конце концов, своеобразная связь Кайло с мастером-джедаем никогда не была тайной для рыцарей Рен.

«Рей» — мысленный призыв Кайло прозвучал уже после того, как рыцарский шаттл покинул пределы орбиты.
«Да?».
«Хида. Она ведь не знает?».
«Нет».
«Значит, девочку ждёт сюрприз?».
«Обещай только не отсекать ей руку».
«Я бы мог, но традиции есть традиции. Посмотрим, как всё сложится».



Нить
Условия: Кайло Рен |(/)Рей. Кайло попал в плен к сопротивлению, Рей должна его допрашивать.

Живой охраны на минус пятом этаже не водится, эту территорию патрулируют лишь охранные дроиды. Даже устойчивым к внушению бойцам строго-настрого запрещается спускаться сюда. От пленного Кайло Рена можно ждать очень многого, и начальство стремится свести к минимуму список его возможностей.
Рей спускается на минус пятый этаж каждый день.
Кайло ждёт её, по своему обыкновению расхаживая из угла в угол в тесной камере для допросов. Силовое поле, отделяющее его от Рей, выдаёт себя только едва слышным гудением, так что кажется: никакой преграды нет, вытяни руку — и дотронешься до пленника.
Они не произносят ни слова, лишь замирают, разделённые невидимой, но непреодолимой гранью. В схватке разумов Рей нередко оказывается сильнее, но всё, что она находит — обрывки детских воспоминаний, отвлечённые мысли, эмоциональные отголоски — не годится для помощи Сопротивлению. Кайло, впрочем, тоже не преуспевает.
Копаться в чужой голове трудно и неприятно, к тому же Рей, к своей тайной досаде, не хочет грубо выворачивать противника наизнанку. Как и он в своё время... да и теперь тоже. Смешно сказать — они оба стараются не навредить друг другу! И постепенно кое-что меняется.
С каждым разом, с каждой новой картинкой, подсмотренной в чужой памяти, Рей чувствует, что жгучая ненависть, вспыхнувшая в тот момент, когда грудь Хана Соло пронзил алый клинок, полыхает уже не столь ярко.
Трудно ненавидеть того, чьими глазами ты видишь мир.
Поначалу установившаяся между ними связь Силы была не толще волоска. Теперь это уже подрагивающая нить, и с каждой встречей, с каждым вхождением в чужой разум она становится крепче. Кайло держится за неё и стремится усилить, свить из нити прочную верёвку, а из верёвки — канат. Он думает, что сможет перетянуть Рей на Тёмную сторону.
Рей не противится, даже наоборот, помогает, подаётся навстречу. Она видит: несмотря ни на что, в глазах Кайло Рена до сих пор нет желтизны. И знает: перетягивать можно в обе стороны.

Импровизация
Условия: Рыцари Рен - сказочные долбоёбы. Развеселый быт рыцарей и магистра.

— Чья была идея? — тихо спросил Кайло, и верные рыцари дружно вжали головы в плечи. Все знали: когда магистр кричит и ругается, то всё в порядке, а вот если понижает тон, лучше сразу бежать, причём быстро и не оглядываясь.
Вот только удрать с внутриорденского собрания никому из них не представлялось возможным. Вообще.
— Его всё равно пора было списывать... — неуверенно прозвучал чей-то голос. — В нём даже не было нормального гипердрайва... А уж эти «уши»-стабилизаторы — вообще прошлое тысячелетие. Они же на ходу отваливались!
— Повторяю ещё раз, — от сдерживаемой ярости в голосе Кайло Рена затрещал пластик в окнах. — Кто. Додумался. Загнать наш командный шаттл. Старьёвщикам?!
— Мы не загнали, магистр, мы обменяли, — наперебой заголосило славное воинство. — С доплатой!
— Да, «Ипсилон» — он ведь почти новый, и пробег всего ничего.
— За такую цену грех было не взять!
— Мы, если что, и эмблем на него налепим, никто ничего не заметит.
— Да было бы о чём волноваться...
Кайло Рен поднялся и взад-вперёд прошёлся по залу. Рыцари косились друг на друга, пытаясь без слов донести, что в их план видимо, закралась ошибка, и что скоростной и компактный «Ипсилон» всё-таки не сможет заменить громоздкую, разваливающуюся на ходу, но чем-то дорогую начальственному сердцу «Сигму».
— Вы хоть знаете, что это был за шаттл? — тоскливо спросил Кайло, подходя к окну. В затемнённой глянцевой поверхности отражалось его перекосившееся лицо.
— Э-э... Старый?
— Ан-ти-квар-ный, — по слогам отчеканил магистр. — На нём летали ещё первые рыцари Рен. Первый Порядок искал его три года и выторговывал за миллионы кредитов. После ремонта он должен был стать нашим символом. А вы... Вы, болваны, умудрились загнать его на помойке за бесценок!
— Ну мы же не знали...
— Можно было и предупредить, в самом-то деле!
— А хотите, мы всё исправим?!
— Нет!!! — взлетел к потолку страдальческий вопль. — Никто ничего не исправляет! Всем сидеть тихо и слушать меня!
Рыцари украдкой перевели дух. Буря всё-таки разразилась, значит, магистр сейчас выкричится, отвесит пару оплеух, разнесёт какую-нибудь консоль, да и возьмётся за дело. Так уже миллион раз бывало.
— Я сейчас иду к Сноуку, — не обманул их ожиданий Кайло, — и играю спектакль, будто шаттл задерживается, потому что рыцари Рен... не знаю... мужественно отстреливаются на нём от членов Сопротивления. За это время вы со скоростью света перекрашиваете «Ипсилон» и делаете его хоть чуть-чуть похожим на «Сигму». Ясно?
— Ясно, магистр!
— Будет сделано в лучшем виде!
— Разрешите идти?!
— Вон отсюда! — рявкнул Кайло, и помещение опустело за рекордные полсекунды.
Оставшись в одиночестве, глава прославленного ордена устало упал в кресло и прикрыл глаза. Он ценил своих людей, но иногда их хотелось убить.
Пусть даже ему самому приобретённый «Ипсилон» глянулся куда больше канувшей в небытие «Сигмы».

Этих шестерых чудиков, пафосно именовавшихся Рыцарями Рен, никто не воспринимал всерьёз. С самого начала, когда они дружной гурьбой вывалились из командного «Ипсилона» и устроили дружескую возню прямо у трапа, весь Первый Порядок осознал — это не орден, это курьёз. Дальнейшие события лишь подтверждали эту невысказанную мысль.
Через неделю пребывания на базе рыцари подбили штатных пилотов устроить гонки, а затем организовали подпольный тотализатор. Через две — разрисовали TIE-истребитель разноцветными флуоресцентными красками (капитан Фазма обнаружила это перед самым вылетом, когда менять что-либо было поздно, и усадила туда провинившегося штурмовика). Через месяц Хакс с боем и проклятьями конфисковал у них свежевыращенную плантацию «дагобских хохотушек».
В общем, хоть эту банду и любили за общительность, отсутствие снобизма и лёгкий флёр безумия, но никто и никогда даже под самой страшной пыткой (или самыми сильными наркотиками) не допустил бы и мысли, что рыцари Рен не являются идиотами.
Тем удивительнее было узнать, что когда Кайло Рен без вести пропал где-то на границе системы, именно рыцари в считанные часы вернули магистра обратно. И не просто вернули — пригнали с собой трофейный шаттл с пятью пленниками, якобы «слегка угрожавшими шефу». Позже выяснилось, что захватчиков было двадцать два, но остальные «угрожали шефу» совсем не «слегка», за что и поплатились. Уборщики, которым довелось приводить корабль в порядок, ещё долго рассказывали о забрызганных кровью потолках, отрубленных конечностях и мозгах, красиво размазанных по приборным панелям.
Что интересно, после этого «разоблачения» рыцари и не подумали вести себя серьёзней. Они по-прежнему гонялись друг за другом по коридорам базы, выпускали стенгазеты с похабными стишками (неизменно собиравшими аншлаг среди персонала), учили штурмовиков горловому пению и воровали с камбуза черничные кексы. Но теперь никто не осмеливался вслух глумиться над этой компанией или — о, ужас! — вступать в конфликты с Кайло Реном. Первое рыцари принимали как должное — самоирония не была им чужда, а вот второе... Столь извращённых самоубийц в Первом Порядке не держали. Совсем.



Дедлайн
Условия: Рыцари Рен — неудачный проект исторической реконструкции.

— Можешь понять, что это за знак? — перед носом Кайло оказался планшет с фотографией полустёртой надписи, выдолбленной в граните. Нужный фрагмент для наглядности был обведён в кружок. — Похоже и на «деку», и на «мелин».
— Это «томо». Видишь, тут тильда внизу?
— Ага, — глубокомысленно кивнул один из будущих рыцарей. — Понятно. Тогда выходит, что слово... «Лопата»? «Почётным оружием каждого рыцаря была лопата»? Они это серьёзно?
Кайло пожал плечами. Древние надписи из усыпальницы Рен, которыми они занимались вот уже вторую неделю, ещё неплохо поддавались прочтению. Куда хуже дело обстояло с голокронами, выдавшими такую тьму нечитабельной и откровенно бредовой информации, что дроиды-дешифровщики один за другим перегревались и выходили из строя.
Ещё раз окинув взглядом экран, сплошь заполненный хоть и понятными, но совершенно не стыкующимися друг с другом словами, Кайло пододвинул к себе словарь и взялся превращать этот манифест сумасшедшего в связный текст. Слева и справа будущие соратники бешено выстукивали на клавиатурах переводы старинных писем в надежде выцепить из них хоть кроху информации о таинственном ордене, который им поручено было возродить.
Энергетики были на исходе, нервы у присутствующих — тоже.
— Файл 12-90 — это, оказывается, не текст, а изображение! Рыцари Рен в парадном облачении, — напряжённую рабочую тишину разрезал радостный возглас. — Вывести на печать?
— Лучше сразу отправь на производство, пусть начинают раскрой, — отозвался Кайло, не отрывая взгляда от экрана. — Мерки, я надеюсь, со всех сняли?
— Ещё на прошлой неделе, когда мы рылись в архивах. Кстати, там точно не нашлось ничего о рыцарях Рен?
— Полное зеро. Даже без палочки.
— Ох... А напомните-ка мне, когда у нас крайние сроки?
— Ещё полторы недели.
— Успеем, — Кайло обвёл товарищей уверенным взглядом воспалённых глаз. — Поднажмём только чуток, и всё у нас получится!

...Позже, оглядывая соратников, Кайло никак не мог отделаться от ощущения, что где-то они интерпретировали древние тексты не совсем верно. Но он усиленно гнал эту мысль от себя.
Тем более что ребята так быстро освоились.

Реверс
Условия: Кайло/Рей. Сила хранит равновесие: когда Кайло возвращается к Свету, Рей «темнеет».

Сноук не принадлежал ни к одной расе, известной Рей, поэтому она не опустила меч, даже снеся ему голову. Кто знает, вдруг эта тварь умеет возрождаться?
Мёртвое тело разлеталось на ошмётки под гудящим синим лучом, но даже превратив Сноука в кучу конфетти, Рей не почувствовала удовлетворения. Волны ярости, бушующие в ней, требовали продолжать битву, втоптать в грязь следующего противника, подниматься дальше к вершинам могущества и убивать, упиваясь собственной мощью...
Рей остановилась и глубоко вдохнула. Никогда прежде ей ещё не было так хорошо. Сила бурлила, лилась через край, казалось, ещё немного — и сама реальность исказится, покорная воле джедая.
Нет, не джедая. Совсем не джедая, осознала Рей, и отчего-то эта мысль не вызвала у неё ни ужаса, ни отвращения к себе. Разве может напугать что-то настолько прекрасное?
Она спустилась вниз, туда, где всё ещё пытался подняться на ноги раненый Кайло Рен. Рыцарь, как и положено преданному ученику, сражался до последнего и не желал убираться с пути. Как и не желал убивать противницу, и только это, пожалуй, не дало Рей его добить.
Ей стало смешно.
Кайло она обнаружила там же, где и оставляла. Он успел прийти в себя и теперь сидел, привалившись к стене и баюкая лишённую кисти руку. При виде Рей он всё понял без слов.
— Ты убила Сноука, — голос Кайло казался хриплым карканьем. Ещё бы, все те полчаса, что они потратили на схватку, он ни на минуту не затыкался, всё пытаясь объяснить ей, почему не нужно поддаваться Тьме. И как только биться умудрялся!
— Убила, — кивнула Рей. — С превеликим удовольствием.
— Зря.
— Я делаю то, что хочу.
— И берёшь то, что нужно? — в голосе Кайло скользнула насмешка. — Ты хоть понимаешь, что произошло?
— Конечно. Я стала сильнее, — Рей улыбнулась ему, сверкая золотом глаз. — А ещё свободнее и счастливее. Ты тоже чувствовал это... Бен? После всего, что случилось, я ведь могу так тебя называть?
Он промолчал, отводя взгляд в сторону. Рей была права, но когда он всё-таки вновь стал Беном Соло? Когда загородил собой путь к Сноуку, а значит — к неизбежному падению? Или когда подставился под удар, осознав, что не может причинить боль любимому существу?
— Я-то думал, что ты отвергла Тьму ещё тогда, на Старкиллере.
— Тьму нельзя отвергнуть, Бен, она всегда остаётся с нами... Как и Свет. Тебе ли не знать! — Рей усмехнулась и бросила на колени Кайло свой меч. — Держи. Тебе теперь нужно подобающее оружие. Помнится, ты так хотел меч Скайуокера?
— Рей...
— А я возьму этот. Ты ведь не против? — меч Кайло Рена охотно откликнулся на зов, в мгновение ока поднимаясь в воздух. Длинная, грубо сработанная рукоять легла в руку как влитая, будто специально создавалась для Рей. Алый клинок радостно загудел, рассыпая искры. — Чудесная вещица.
— Рей, прошу тебя, — Бен попытался встать, но дрожащее лезвие предупреждающе качнулось в воздухе.
— Давай лучше побережём силы. Тебе ещё с Сопротивлением объясняться, а мне — с твоими рыцарями. Если не ошибаюсь, чтобы стать магистром Рен, нужно победить предыдущего в поединке? — Рей наклонилась и с шутливой насмешкой убрала со лба Бена слипшиеся тёмные пряди. — Вот и проверим.
Развернувшись, она зашагала к порту, где дожидался хозяина — уже хозяйку — верный «Ипсилон».
— Я не оставлю тебя, — пообещал Бен ей вслед. — В какую бы Тьму ты не упала... Я тебя не брошу.
— Конечно, — Рей кивнула со всей серьёзностью. — Должно же быть хоть что-то постоянное в этом проклятом мире!

Форма «Ноль»
Условия: Кайло (Бен). Теперь серый.
G, экшн, 604 слова

— Итак, — после долгого молчания собственный голос показался Кайло чужим. — Ты пришла.
— Пришла, — подтвердила Рей, активируя световой меч. — Я знала, что ты не погиб.
Она изменилась за прошедшие годы. Кайло мог бы сказать — повзрослела, но ведь и та Рей, которую он помнил, не была беспомощным ребёнком. А теперь она стала ещё сильнее. Увереннее. Искуснее. Она завершила обучение, прошла множество битв, заработала боевые шрамы... Собрала новый меч — его лиловый клинок едва слышно гудел, разгоняя полумрак.
А ещё из неё бил Свет. Кайло не видел, но чувствовал его — чистый и мощный поток, лучистым ореолом окружающий невысокую фигуру. В былые времена его внутренняя Тьма отозвалась бы всклокотавшей яростью, но теперь Кайло не пошевелил и пальцем, а его меч так и остался висеть на поясе.
— Защищайся. — Рей плавно перетекла в боевую позицию, лиловое лезвие ярко вспыхнуло, выписывая в воздухе широкий полукруг.
— Как пожелаешь. — Алый клинок Кайло тоже взрезал темноту. — Но разве ты пришла для боя?
Вместо ответа она атаковала, коротко и прямо. Выпад казался несерьёзным, но Кайло знал — так и следует начинать дуэль. Ни один мастер не выложит козыри в начале игры, ни один фехтовальщик не выдаст финт раньше времени. Он ответил на «приветствие».
— Ты ушёл в той битве, — Рей явно отдавала предпочтение форме Атару — «пути нетопыря» — но это не мешало ей говорить даже во время атаки. У неё и дыхание не сбилось. — Предал своих товарищей и ушёл.
— Именно, — Кайло уклонился, пропуская скользящий удар, и тут же контратаковал.
— Почему?
— Так было правильно.
Два клинка столкнулись, и воздух задрожал от Силы. Рей и впрямь великолепно сражалась, но она опиралась на Свет, и в этом заключалась её слабость.
— Ты не вернулся на Светлую сторону! — девичий голос зазвенел. Последовавшая атака поражала силой и скоростью, но Кайло в последний момент принял удар на гарду меча и оттолкнул противницу.
— Как видишь.
— Но почему?! — она вновь ринулась вперёд, за что тут же поплатилась срезанной прядью.
— Это пройденный этап, — Кайло поймал чужой горящий взгляд и приготовился к новым выпадам. — Свет обманчив, он не даёт свободы. Ты это знаешь. А когда ты перестанешь это принимать, то перейдёшь во Тьму.
— Никогда! — так люди кричат, когда их задевают за живое. Он и сам был таким.
— Тьма тоже не вечна. — Любимый приём со сплетением лезвий прошёл на ура. Неужели когда-то он считал, что победу в бою обеспечивают лишь грубая сила и натиск? — Но она необходима. Сила не должна засыпать, ей нужно жить, а для этого требуется, чтобы Тёмная и Светлая стороны боролись друг с другом. Иначе всё закончится, застынет, как в летаргии.
Рей закусила губу, обрушивая на Кайло град ударов, которые он едва успевал парировать. Всё-таки она была на пике, а он, пожалуй, слишком долго не прикасался к световому мечу. Со дня финальной битвы.
Форма «Ноль», как сказал бы наставник. «Лучший меч всегда покоится в ножнах».
— Но ведь теперь ты и не тёмный! — недоумение и обида сыграли с Рей дурную шутку. Вложив в атаку больше сил, чем требовалось, она оступилась и, увлекаемая импульсом Кайло, рухнула на пол.
— Просто я кое-что понял, — красный клинок уколол воздух у горла девушки, и, помедлив, погас. — Эта летаргия не настанет никогда, это в принципе невозможно. Когда в Галактике не осталось джедаев, Свет пробудился в Люке Скайуокере. Когда исчезли ситхи, на Тёмную сторону ушёл я. Борьба всегда будет происходить, однако никто не заставляет нас в ней участвовать. В конце концов, мы люди, а не вместилища для Силы, верно?
Рей молчала, вперившись взглядом в лицо Кайло, будто прикидывая про себя — стоит ли вламываться в чужой разум?
— Я уже ничего не понимаю, — тихо призналась она. Меч в её руке дрогнул, а затем и вовсе погас.
— Могу объяснить подробнее, — Кайло протянул ей руку. — Если пожелаешь, конечно.
Рей помедлила секунду, а потом глубоко вдохнула и схватилась за его ладонь.

Личное
Условия: Кайло/Рей. Взаимная ревность.

То, что среди рыцарей Рен есть женщины, стало для Рей неожиданностью, и не сказать, чтобы приятной. Ещё меньше ей понравилось, что девчонку — единственную из всей этой мрачной компании — защищал лично Кайло Рен. Его меч так и плясал в воздухе, не позволяя ни единому выстрелу зацепить тонкую, похожую на статуэтку фигуру девушки-рыцаря, пока та палила по бойцам Сопротивления из снайперской винтовки.
Злость, с которой Рей в тот раз обрушилась на Кайло, удивила её саму.
«Бездумный гнев — плохой советчик. Джедая не должны вести ни страсть, ни ревность, ни агрессия» — учил мастер Люк, но Рей каждый раз находила миллион причин, чтобы влететь на поле боя и разделить магистра с его безымянной соратницей. В конце концов, он был её врагом.
Личным.
И когда он смотрел — только на неё! — когда сражался — только с ней! — когда их мечи скрещивались, гудя и рассыпая искры... В эти моменты боевой азарт и ярость в сердце Рей неведомым образом сплетались с чистым, искренним счастьем.
«Никому тебя не отдам, сволочь!».

...О том, что все эти чувства испытывала не она одна, Рей узнала от смущающегося Бена много, много позже.

Голоса в голове
Условия: Бен Соло. Пре-канон. В какой-то момент задолбанный пятнадцатилетний Бен сбегает и от Люка, и от Сноука, чтобы найти свой собственный путь.

— Плохая машина, очень плохая! Недорого дам! — старьёвщик ползал по туше потрёпанного одноместного катера как жучок по дыне. То в багажное заглядывал, то в кабину, то под разбитую в сопли панель управления. Сходство с жуком усиливали шесть ног ксеноса и непрестанно шевелящиеся жёсткие надкрылья.
Бен пожал плечами, продолжая мучить дешёвую сигарету с каким-то мерзким синтетическим наполнителем. Он знал все правила, по которым полагалось вести торг, но ввязываться в этот долгий ритуал не имел ни малейшего желания. Хочет — пусть забирает корабль, а нет — на этой луне всегда найдётся покупатель пощедрее. Всё равно это уже четвёртый катер за месяц, и его совершенно не жалко.
Откинувшись на груду какого-то барахла за спиной, Бен принялся рассматривать решётки в крыше ангара. В столбе света плясала пыль, где-то за стеной натужно гудели воздухоочистители, вверху качались плети паутины или ещё какой-то местной хрени.
«Ты не должен уходить от своего предназначения. Только Тёмная сторона по-настоящему раскроет твои таланты».
— Отъебись, сраная шизофрения.
«Бен, ты обязательно должен вернуться. Заверши своё обучение».
— И ты, дядюшка, тоже отъебись.
Бен путешествовал почти полгода. Он менял корабли, перелетал от планеты к планете, выбирая самые захолустные и отсталые, и нигде не задерживался надолго. Он участвовал в перегонке грузовых кораблей, перепродавал поломанных дроидов, чинил пошедшие вразнос гипердрайвы... За эти полгода оказалось, что он знает и умеет очень многое.
Только от дурацких голосов в Силе, эхом отдающихся в висках, никак не выходило избавиться.
«Ты должен вернуться!» — в унисон вещали Сноук и Скайуокер, а Бен привычно посылал их в ответ.
Ему нужен был собственный путь, а не эта трижды ёбаная чёрно-белая Сила.
— Так что, сколько дашь за катер? — бесконечные стенания на заднем плане наконец вывели Бена из задумчивости.
— Пять тысяч, — мигом откликнулся старьёвщик.
— Всего-то?
— Накину ещё одну, если отгонишь его к основной планете. Всё равно у меня туго с наличными, — торговец совсем по-человечески развёл верхними лапами. Должно быть, научился у клиентов-людей. — А там получишь деньги у моего родича.
— Ладно. — На самом деле так было даже лучше. В конце концов, что его держит? Космос велик, таких пыльных лун в нём множество, и разве обязательно лишний час торчать на очередной из них?
Тем более — не здесь то, что он ищет. Совсем не здесь.
— Как планета называется-то?
— Джакку. Слыхал?
Бен не ответил, только выплюнул сигарету и, поднявшись, неспешно зашагал к катеру.
Джакку... Наверняка очередная помойка, но кто знает, может, хоть там сыщется что-нибудь интересное?

Секрет
Условия: Рейло по арту. Будущее, безумно влюбленный Кайло пытается уберечь Рей от всей галактики (как дедушка бабушку в свое время), ее деятельную натуру так просто не убережешь, и в каждой царапине он винит себя.

— Это моя вина.
— Это всего лишь пустячная царапина! Сейчас её залатают, и буду как новенькая!
— Я должен был тебя прикрывать...
— Ты и прикрывал! Кто мог знать, что по нам откроют шквальный огонь!..
— ...Прости меня, — на виновато ссутулившегося Бена было жалко смотреть, но Рей всё равно захотелось его стукнуть. Несильно, зато от души. Увы, простреленное плечо, находящееся в тисках медицинского дроида, не позволяло как следует размахнуться, так что она просто закатила глаза и отвернулась, вперившись взглядом в белую стену медотсека.
Дроид жужжал, неспешно сращивая ткани, Бен за плечом виновато вздыхал и продолжал вполголоса бормотать, что не стоило Рей соваться в гущу боя, особенно без полного бронекомплекта. А лучше — без экзоскелета под защитным полем и как минимум троих дроидов поддержки. Рей в это время считала до ста в обратном порядке.
Рана и в самом деле была несерьёзная — всего-то прошедший вскользь бластерный выстрел, но трагедию Бен развёл такую, будто обожаемая возлюбленная лишилась как минимум обеих рук. И если бы в первый раз!
В начале их отношений Рей удивляло, насколько же Бен может быть мнительным по отношению к ней. Усталость после марш-броска оказывалась в его глазах предсмертным состоянием. Лёгкое ранение — рваной раной. Про сломанные кости и говорить не приходилось — однажды Рей угораздило сломать лодыжку, и Бен, невзирая на протесты и уверения, что перелом срастётся часов за шесть, два дня таскал её на руках и чуть ли не кормил с ложки.
— Тебе больно? — он присел у её ног. — Инфекции нет? Может, стоит принять антибиотик?
— Да не нужны мне никакие антибиотики! Мог бы уже понять — меня сломать очень сложно. Вспомни хоть наши дуэли!
— Я помню. Потому и беспокоюсь.
Рей лишь вздохнула, машинально проводя пальцами по непослушным чёрным кудрям. Долго сердиться на Бена у неё не получалось, особенно когда он вот так печально смотрел снизу вверх. В такие моменты Рей понимала: он действительно любит её и волнуется. И тогда мысль о том, что во врагов можно и издалека пострелять, начинала казаться не такой уж и крамольной.
Дроид запищал, сигнализируя об окончании работы, и выплюнул длинную ленту «Отчёта о состоянии организма». Рей и глазом моргнуть не успела, как Бен поднялся, изучая результат заживления.
— Шрам останется, — вздохнул он, с горечью глядя на совершенно ровную кожу, и потянулся за бумагой — удостовериться, что больше повреждений нет.
— Стой! — Рей с поистине джедайской скоростью выдрала листок из его рук и поскорее смяла.
— Что случилось?
— Я... Я подумала... Оно ещё зудит немного, будто не долечилось. Принеси-ка мне заживляющую мазь, я сделаю компресс на ночь.
Повторять дважды не пришлось — Бен исчез стремительно, будто его тут и не было.
Дождавшись, пока двери с лёгким шипением сомкнутся за его спиной, Рей поёжилась и с наслаждением швырнула «Отчёт» в утилизатор. Ещё не хватало, чтобы дурацкая бумажка выдала то, что она предпочитала скрывать до поры до времени.
«Это не обман, — мысленно уверила она себя, касаясь пока ещё плоского живота. — Я всего лишь не тороплю неизбежное. Дай ему волю — он запрёт меня в медотсеке и сам встанет на пороге с бластером наперевес. И пусть уж это случится позже, чем раньше. Завершим все дела — и я ему скажу. Сразу же. Обязательно».
Приняв решение, Рей откинулась на кушетку и прикрыла глаза.
До финала операции оставалась ещё неделя.


запись создана: 12.02.2016 в 17:32

@темы: законченное, драббл, Звёздные войны

URL
Комментарии
2016-02-12 в 17:41 

Erin ~
Того, кто перестаёт влюбляться и совершать ошибки, следует похоронить. © Иоганн Вольфганг фон Гёте
Красота, спасибо :heart:

2016-02-12 в 17:45 

fairbrook
да, скифы мы
Erin ~, всегда рада упороться помочь :laugh:

URL
2016-02-21 в 18:50 

LynxCancer
Славим жизнь и сеем смерть
А я еще раз не премину поблагодарить за "Личное" и "Секрет". Читала на фестах, очень понравилось.
У вас такие милые Рей и Кайло.

2016-02-21 в 19:05 

fairbrook
да, скифы мы
LynxCancer, о, спасибо большое, здорово, что кому-то ещё заходит флафф :red:

URL
2016-03-17 в 10:22 

LynxCancer
Славим жизнь и сеем смерть
Нить

Это была моя заявочка. Хорошо так ее исполнили, оба раза :)

2016-03-17 в 17:02 

fairbrook
да, скифы мы
LynxCancer, да, первое исполнение было крутым) Обязательно оставляйте ещё рейло-заявки;)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Фандомный дневник

главная