Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
18:47 

Под знаменем грифона

fairbrook
да, скифы мы
Фэндом: Dragon Age
Пейринг (персонажи): ф!Амелл/Натаниэль Хоу, фоном Андерс, Огрен, Веланна
Категория: джен, прегет
Рейтинг: PG-13
Жанр: повседневность, UST
Саммари: Мор завершён, а карьера Серого Стража — ещё нет.
Предупреждения: скачущий POV, возможны небольшие расхождения с каноном.
От автора: это просто разрозненные, не несущие особой ценности записки, которые и фанфиком-то назвать сложно. Но просто так выкидывать жалко. Я должна это домучить, вот просто должна.


Глава 1


— Командор, мы поймали опасного преступника... Ночью рыскал по поместью... Чтобы его скрутить, четверо Стражей потребовалось...

Голоса наслаивались друг на друга, будто во сне. Возможно, это и было сном, дурным болезненным бредом. Сейчас он проснётся и осознает, что позорное пленение ему только приснилось, как и захватившие родной дом чужаки, и нелепая клевета, и даже смерть отца от рук Серых Стражей...

Натаниэль распахнул глаза и резко сел на каменном полу. Цепь на ноге отозвалась тихим звоном.

После двух дней, проведённых практически в кромешной темноте, пламя факела слепило сильнее полуденного солнца. По полу прошлась холодная волна сквозняка, где-то в углу камеры пискнула и скрылась с глаз толстая серая крыса.

— Эй, ворюга, подымайся! — тюремщик ударил кулаком по решётке, будто выкуривая из будки цепного пса. — Дай Командору на себя полюбоваться.

Натаниэль открыл было рот, чтобы послать ублюдка к демонам, но на полуслове передумал. Цель, ради которой он рискнул собственной шкурой, здесь, и на неё нужно взглянуть, раз уж не получилось насадить на клинок. Хотя, может статься, ещё получится!

Вплотную к решётке подошла девица в синем и сером, мокрая и растрёпанная. Поначалу Натаниэль не понял, кто это, но тюремщик коротко поклонился ей и получил в ответ негромкое «Оставьте нас». Значит, это и есть Командор Серых Стражей и Героиня Ферелдена. Магесса, судя по торчащему из-за правого плеча навершию посоха. М-да, хорошо же он подготовился, ничего не скажешь... Впрочем, что толку сейчас говорить об этом?

— Кто ты такой? — коротко спросила девица, оглядывая его с ног до головы. Она старалась держаться с достоинством, только бледное лицо, облепленное потемневшими от воды волосами, распухший нос и лужи, которые она оставляла за собой на полу, вызывали ассоциации с мокрой кошкой, а не с хозяйкой положения. Дождь на улице, что ли?

— Старший из сыновей Рендона Хоу, — сообщил Натаниэль, пристально вглядываясь в чужое равнодушное лицо — мелькнёт что-нибудь? Хоть какая-нибудь тень раскаяния? — Ты помнишь, кем он был?

— Помню, — голос у магессы стал ледяным, и вся нелепость её облика тут же куда-то исчезла. — Ты, значит, его отпрыск? Пришёл поквитаться, я так понимаю?

Натаниэль промолчал. Что тут можно было ответить? Он рискнул отомстить за смерть отца и позор семьи, поставил всё на карту — и проиграл. Шевалье Рудольф учил, что бить надо лишь дождавшись, когда ярость сложит крылья, уступив место чистой и холодной ненависти, но говорить всегда легче, чем делать.

— Что ты сделаешь, если я тебя отпущу? — наверное, это должно было быть издёвкой, вот только равнодушный голос подкачал.

Натаниэль сказал. Смысла лгать он не видел — наверняка его отсюда не выпустят, сбежать он сможет и сам, так пусть новоявленная «хозяйка» поместья подрожит пару ночей в ожидании неминуемого возмездия. Увы, прерваться пришлось почти сразу — подошедший сенешаль отвлёк на себя всё внимание. С него тоже текло, видимо, ливень снаружи был преизрядный. Ливень и битва — в свете факела Натаниэль заметил, что доспех старика забрызган кровью. Тёмной, густой кровью Порождений Тьмы.

— Вэрел, вы знали, что ваш пленник — Хоу? — Командор повернулась к нему резко, будто на шарнирах.

— Хоу?! Что же вы сразу не сказали, миледи! Хоу — наши враги. Нам нужно избавиться от него. Одно ваше слово — и его повесят.

Дрянь! Хотя этого стоило ожидать. Ничего, новоявленную Героиню Ферелдена он с собой забрать успеет, всего-то и нужно дёрнуть на себя и свернуть шею, сенешаль не помешает, попросту не успеет.

— Нет, — спокойный, чуть отстранённый голос магессы разрезал пелену злости. — Разве может сын отвечать за отца? Отпустите его, пусть идёт куда хочет. И верните всё, что он взял.

— Что? Командор, я не ослышался? Вы возвращаете вору награбленное?

— Эти вещи принадлежали его семье. Здесь, в Башне Бдения, они вряд ли кому-нибудь понадобятся, — она едва заметно пожала плечами и направилась прочь из подземелья, не удостоив Натаниэля ни словом, ни взглядом. Ей просто не было до него дела. Медведь не гоняется за зайцами — так, кажется, говорил отец. Мог ли он подумать, что его наследнику доведётся оказаться в заячьей шкуре?

Повисло недолгое молчание, которое прервал тюремщик.

— Ты слышал Командора? Идём, соберёшь свои пожитки. И учти: увидим тебя ещё раз — вздёрнем без разговоров.


...Дождь затихал, когда Натаниэль Хоу вышел за ворота. Обернувшись, он окинул старую крепость взглядом. Те же башни, пронзавшие шпилями тяжёлое небо, те же окна-бойницы, тот же поднимающийся по стене плющ. И пусть флаги и гербы над воротами теперь другие, в конюшне не осталось ни одной знакомой лошади, а в казармах расквартированы чужие солдаты... Всё равно — дом!

Дом, из которого его вышвырнули уже во второй раз.



Глава 2


Солона Амелл склонилась над картой Амарантайна, потёрла покрасневшие глаза и в который раз призналась себе, что совершенно ничего не понимает. Время двигалось к полуночи, свечи догорали, а новоявленная эрлесса изо всех сил пыталась понять, как именно живёт и дышит вверенный ей кусок страны. На бумаге всё выходило складно: центральный город, десяток деревушек и четыре дюжины фермерских хозяйств, рассыпанных вдоль побережья и Тропы Пилигримов. Лес, озеро, две реки, горы с мраморными шахтами на востоке... И что с этого? Что ей со всем этим делать?

Будь на месте Амелл какой-нибудь урождённый нобиль, тот же Фергюс Кусланд, он бы с лёгкостью разобрался, чем следует заниматься в первую очередь — поставками продовольствия или вооружением солдат, разгулявшимися контрабандистами или улещиванием баннов. Во имя Создателя, ну почему их величествам вздумалось, будто маг, пусть даже герой войны — подходящая кандидатура для управления эрлингом?

Причём хуже всего было то, что все смотрели на Солону Амелл и ждали чуда. Вот сейчас Героиня Ферелдена вступит во владение разорённым эрлингом, и всё обустроится само собой. Уймутся разбойники, Порождения Тьмы исчезнут в мгновение ока, на полях созреет урожай, а на каштанах вырастут пряники. Хвала Создателю, хоть сенешаль Вэрел сподобился ввести новоиспечённого Стража-Командора в курс дела, да и госпожа Вулси милостиво взяла на себя вопросы казначейства. Но что дальше?

Солона вновь взглянула на карту, прикидывая, какие из проблем Амарантайна нужно решать в первую очередь. Ничего толкового в голову не приходило, а ведь скоро ещё нагрянут банны! Формально — чтобы принести присягу новой эрлессе, но Амелл не сомневалась — хуже невольных вассалов только Порождения Тьмы. Хотя как посмотреть: те хотя бы сразу нападают, а не расшаркиваются предварительно.

— Эй, Солли, ты как там? — дверь приоткрылась, и в кабинет заглянула всклокоченная рыжая голова. — Свечи жжёшь, не спишь?

— Нет, не сплю. Входи, Огрен, — Солона отложила карандаш и выпрямила затёкшую спину. Хрустнуло, по телу пронеслась болезненно-приятная волна. — Что-то случилось?

— Случилось, — хмуро подтвердил гном, вскарабкиваясь на стул. — Порождения Тьмы со мной случились, точнее, та дрянь, что у них в жилах хлюпает. Ты почему мне не сказала, что после Посвящения такая мерзость начинает сниться? Хоть вообще спать не ложись!

— Разве ты не знал, что Стражам снятся кошмары? — удивилась Солона. — Ты же вечно жаловался, что мои вопли тебе спать не дают.

— Ха! Я же гном, мать твою! Нам сны не снятся, а вот поди ж ты... — Огрен нахмурил кустистые брови и извлёк из-за пазухи запылённую бутыль, судя по золотистому содержимому — с медовухой. — Так что хочешь не хочешь, а будешь со мной пить, чтоб послевкусие это поганое смыть. Кубки-то у тебя имеются?

Солона рассеянно пожала плечами. По правде говоря, за те несколько дней, что она прожила в Башне Бдения, ей не приходило в голову как следует осмотреть новые владения. Ковры и тарелки пересчитывали слуги, а Командор вначале выкуривала Порождений Тьмы из подземелий, а затем подсчитывала, скольких людей оные Порождения успели надкусить.

Огрен хмыкнул.

— Бабы... Ни в чём на вас положиться нельзя, особенно в выпивке. Вон, у тебя за спиной сундучище, глянь там. В жизни не поверю, что папаша Хоу никогда не пил, сидя в эдаком склепе!

Старый друг оказался прав. И на счёт кубков — в приземистом шкафу отыскалась парочка приличных, и на счёт склепа — ранняя весна не баловала тёплыми деньками, а окна в бывшем кабинете эрла Рендона продували насквозь. Солона плотнее укуталась в тёплую шаль с бабочками и выставила кубки на стол. Огрен привычным жестом сорвал с бутылочного горлышка сургуч, довольно шмыгнул носом, но наполнить их не успел — в дверь постучали снова.

— Я, конечно, извиняюсь, что так поздно, но свет горел, и я подумал... — Андерс шагнул в комнату и осёкся.

— Подумал он! — расхохотался Огрен. — Событие, достойное летописей! Отметим, Солли?

Солона улыбнулась.

— Тебе тоже не спится, Андерс? Входи, садись. Выпивки хватит на всех, да, Огрен?

Гном согласно рыгнул и полез за третьим кубком.

— Непривычно тут как-то, — пожаловался Андерс, опускаясь на стул. — Ветер сырой, промозглый, простудиться — раз плюнуть. И мысли всякие из головы не идут... Вот скажи, Командор, здорово же мы обставили храмовников! Я так изящно никогда у них из-под носа не уходил. Вот только не станут ли Стражи кабалой похуже Круга, а?

— Не все вступают в Орден по доброй воле, — кивнула Солона. — Но для многих он предпочтительнее виселицы. А некоторые находят в нём себя.

— Например, ты?

— Например, я. Но и ты сможешь, Андерс.

Маг усмехнулся и отпил из кубка. Он был славным, этот целитель, и его было нестерпимо жаль. Это Солоне с её рано прорезавшейся магией повезло. Маленькому ребёнку куда проще привыкнуть к неволе Круга, чем подростку, уже знающему, что такое свобода. Будь её воля, она ни за что не покинула бы Кинлох.

— Ну а ты чем занимаешься по ночам, Командор?

— Амелл, — машинально поправила Солона. Друзья к ней обращались по фамилии, а от нового титула разило канцелярщиной и придворными реверансами. — Я всё пытаюсь понять, что за кусок я откусила и как его теперь жевать.

— А оно тебе надо? — Андерс сощурился, разглядывая карту. — Где это видано, чтобы курс корабля зависел от носовой фигуры? Правят пусть другие, а ты сияй себе, как символ освобождения. К тому же, ручаюсь, после предыдущего эрла любой другой покажется подарком Создателя.

— Плохо ты знаешь нашу киску, — хохотнул Огрен. — И кухню эту тоже. Я вот даром что гном, и то понимаю. Кто, спрашивается, станет во главе этой помойки? Тут каждый догадается, что шишки достанутся ему, а сливочки Героиня Ферелдена снимет. Нет уж, ручаюсь, банны её оближут с головы до пят, и будут лизать... до первой серьёзной ошибки. А уж потом развернутся. Я эти словесные плетёнки ещё со времен Орзаммара наизусть выучил. Превышение полномочий, всякое такое... Тьфу, пакость!

— Может, зря тогда выпустили этого щенка Хоу? — фыркнул Андерс. — Пригодился бы.

— Угу, пригодился, — согласился с магом Огрен. — Повисел бы на виселице другим в назидание, чай, эта ихняя благородная свора бы притихла. Да, повторюсь, плохо ты Стража знаешь, её пивом не пои — дай спасти заблудшую душу. Я тебе не рассказывал, как мы однажды повстречали эльфячьего убийцу?

— Огрен, прекрати! Лучше подскажи, что мне делать с этим? — Солона ткнула пальцем в карту и подумала, что никчёмнее и глупее неё в мире никого нет. Даже Огрен, и тот понимает больше неё! Впрочем, с чего она вообще взяла, что умнее орзаммарского гнома?

— Как это — что? Выпить! Давай, сил уже нет на тебя смотреть, — прямо на карту грохнулся, чуть не расплескав содержимое, тяжёлый серебряный кубок. На гравированном боку разевал пасть герб рода Хоу — косматый лесной медведь.

Солона махнула рукой и глотнула. Медовуха оказалась неожиданно сладкой, тёплой и мягкой, будто воспоминание о жарком лете. Такую же они когда-то нашли в хасиндском тайнике в Диких землях, и Амелл до сих пор помнила ту пьянящую, растекающуюся на языке сладость.

— А на счёт эрлинга даже не волнуйся, — продолжал Огрен. — С Архидемоном же справились, Алистера с этой щукой зубастой поженили, что нам какие-то паршивые банны?! Ткни пальцем, кто не понравится, я ему башку снесу. А что? В Орзаммаре же помогало.

— И то верно, — кивнул Андерс. — Расслабься, Амелл, пусть всё складывается, как складывается. Будем решать проблемы по мере их возникновения. Мы с тобой, а значит — прорвёмся.

Солона не удержалась от улыбки, машинально проводя пальцами по гравировке на кубке. На тусклом серебре немым напоминанием посверкивал гербовый медведь.


Глава 3


Трактир назывался «Зелёный заяц» и ничем особенным, кроме оригинального названия, похвастаться не мог. Комнаты, вся обстановка которых состояла из кроватей и сундуков, самая простая еда, пиво по два медяка за кружку... Подобных трактиров в Амарантайне было не счесть, и Натаниэль просто свернул к первому, что попался ему по дороге из Башни.

Дни проходили за днями, похожие друг на друга, как сухие осенние листья. Бывший наследник рода Хоу пил, ел и спал, а в его родном доме меж тем заправляла шайка Серых Стражей во главе с проклятой Церковью магессой, до которой теперь было не добраться.

— Сударь желает на обед курицу или речных окуньков? — услужливо поинтересовался трактирщик, когда Натаниэль очередным утром спускался со второго этажа. Ещё одним плюсом «Зелёного зайца» было то, что здесь его никто не узнавал. Что немудрено — он ведь покинул родной эрлинг восемь лет назад сущим сопляком, безбожно мажущим по всем мишеням.

— Мне всё равно, — откликнулся Хоу.

— Тогда, пожалуй, окуньков подам, свежие, сынишка только-только с речки вернулся, ещё трепыхаются! Вы садитесь, садитесь, сударь, налить вам пока сбитня или вина?

— На твой выбор. Что слышно в округе?

— Да, почитай, всё как и прежде. Мор — он Мор и есть, попёрла из-под земли всякая пакость, так и не угомонится. С тех пор как прошлый эрл уехал, мы тут чуток воспряли духом, а теперь на Героиню Ферелдена вся надежда. Ну да она не подведёт, это ясно, как божий день.

Натаниэля затошнило. Дифирамбы Стражу-Командору пели на каждом углу, причём чем ближе к Амарантайну, тем пошлее и слащавее.

— А что предыдущий эрл, давно уехал? — спросил он, чтобы отвлечься и заодно проверить толстощёкого подлизу.

— В прошлом году, аккурат в первый день осени, — охотно сообщил трактирщик. — Наши-то, прямо скажем, вздохнули с облегчением, но кто ж знал-то, что в Хайевере приключится?

— И что же там произошло?

— Дак известно что! Или вы, сударь, совсем новостей не слушаете? Хотя то и не новость уж давно... В общем, нашенский эрл армию привёл к тейрну Кусланду, вроде как в Остагар вместе выдвигаться. А потом возьми да и перережь посреди ночи весь замок! Только Фергюс Кусланд и спасся, потому как раньше уехал. И ещё, говорят, второй отпрыск где-то отыскался, но, думаю, враки это. А потом тейрн Логейн эрлу Хоу все Кусландские земли отдал и эрлом Денерима сделал. Слухи из столицы приходили, прямо скажем, нерадостные...

— И что потом? — глухо спросил Натаниэль, глядя на показавшую дно кружку.

Трактирщик охотно подлил ещё, и продолжил:

— А потом Серые Стражи, дай им Создатель здоровья, прекратили паскудства эти. Говорят, у Хоу в поместье кучу трупов нашли, на дыбах растянутых. У меня племяшка месяц назад из Денерима вернулась, такие страсти рассказывала... Ужас!

Натаниэль отпихнул кружку. На душе было погано и пусто. Рассказ о зверствах отца он слышал уже в четвёртый раз, и если служанку-эльфийку можно было заподозрить в преувеличении, то деревенскому лавочнику, трактирщику и вчерашнему собутыльнику из стражи врать было незачем. Что же выходит, это правда? Отец повинен во всех этих жутких преступлениях?

— Обед-то скоро?

— Обождите минут десять, сударь, уже вот-вот! — пообещал гостеприимный хозяин, колобком укатываясь в сторону кухни. — Ещё каких-нибудь кушаний прикажете? Холодца там, сыру, буженины?

В кармане у Натаниэля позвякивал последний десяток серебра, поэтому пришлось помотать головой. Если так пойдёт и дальше, нужно найти хоть какой-нибудь приработок. Податься в наёмники? Смешно... Наследник рода Хоу пойдёт охранять купеческие караваны! Если ещё возьмут, учитывая, что рассказывают об отце.

— Нейт? Во имя Создателя, это правда ты? — звонкий голосок оборвал невесёлые мысли. Натаниэль поднял глаза и вздрогнул:

— Летти?!

Девушка с пламенно-рыжими волосами и россыпью веснушек на вздёрнутом носике широко улыбнулась, кивнула и проворно скользнула к нему за стол. Зелёные глаза лучились радостью. Летти-Летиния, младшая дочь торговца пряностями, кудрявая бойкая хохотушка, память о ранней юности... Когда-то они играли вместе, потом пришёл черёд поцелуев в сумерках под раскидистой ивой, а потом и не только поцелуев... Годы превратили Летти из худенькой девчушки в молодую женщину, настоящую красавицу, знакомую и чужую одновременно. Волосы длинные, на одежде богатая вышивка, в ушах сверкают золотые серёжки-звёздочки...

— Поверить не могу, кто к нам приехал! После стольких-то лет! — она, как всегда, начала говорить первой. И голову склоняла к плечу совсем как в детстве.

— Да, вот... вернулся, — неуклюже признался Натаниэль. — Ты... как вообще?

— Чудесно! — просияла улыбкой подруга детства. — Замуж вышла, старший сын подрастает, нового вот ждём! — она с любовью огладила живот, совсем чуть-чуть выпирающий под платьем. Надо же, а он и не заметил. Ни живота, ни кольца. — А ты как, Нейт? Построил себе карьеру в Вольной Марке?

— Ещё какую! — фыркнул Натаниэль. Воистину, Летти кого угодно могла растрясти, грустить в её присутствии просто не получалось. — На патент шевалье трижды наработал.

— Осталось только до Орлея добраться, да? — подмигнула Летти. — Ты, выходит, проездом здесь?

— Нет. Приехал, когда узнал про отца.

— А, это... — зелёные глаза поубавили в блеске, но лишь самую малость. — Зря тогда ты вернулся, Нейт.

— Это почему?

— Самое мерзкое чувство в мире — это стыд за родителя, — проворные пальчики ухватили со стола пустую солонку. Летти вечно хватала что-то, когда задумывалась, и периодически забывала положить на место. — Помнишь, я неделю сама не своя ходила, когда узнала, что папаша червивую цедру продаёт?

— Мой отец, если верить слухам, провинился куда больше.

— Угу, — безмятежно кивнула Летти. — Только, Нейт, это ведь не с бухты-барахты произошло. Ты своего старика любил, многого из-за этого не замечал. А вот попробуй в Хайевер съездить, поговорить с тамошним тейрном... Хотя нет, не стоит. Просто поверь, не так уж хорош был твой батюшка. Езжал бы ты назад в свою Вольную Марку, там имя Хоу хоть не треплют на каждом углу.

— Нет.

— А что тогда будешь делать? Подашься в разбойники? Или, может, в странствующие рыцари?

Натаниэль пожал плечами. Летти вернула солонку на место и переплела пальцы. На безымянном сверкнуло солнечным бликом золотое кольцо, широкое, дорогое. Когда-то Натаниэль Хоу был богачом, теперь стал беднее дочери поднявшегося торговца. Беднее и никчёмнее — кому нужен потомок предателя?

— Знаешь, Нейт, я думаю, разбойник из тебя выйдет никудышный, да и рыцарь тоже. А вот Серый Страж — хоть куда.

— Что, прости? — Натаниэлю показалось, что он ослышался.

— А что? Их же всех под Остагаром вырезали, а орлесианцев Порождения Тьмы сожрали. Прямо беда какая-то. Страж-Командор теперь новых рекрутов набирает, я бы и сама пошла, случись это лет на пять раньше.

— Страж-Командор — убийца моего отца, — спокойно, чтобы не сорваться, произнёс Натаниэль.

— Да, это проблема. Но идти-то тебе всё равно некуда, верно? Хоть под родную крышу вернёшься. Да и вообще забавная штука выйдет!

— Да уж, обхохочешься... Меня, если хочешь знать, казнят, если появлюсь в Башне ещё раз.

— Ну да, Логейна не казнили, а тебя вот так сразу поволокут на виселицу. За грехи отца!

— Я хотел убить Стража-Командора.

— Не ты первый, не ты последний. И, кстати, желание ещё не прошло?

— Понятия не имею, — признался Натаниэль. — Когда я был в Вольной Марке, всё казалось таким простым. Отец, убийца, месть. А теперь всё перепуталось, непонятно даже, чему верить.

Летти улыбнулась и накрыла ладонью его руку, как в детстве, когда утешала после проигранной драки. Тогда это прикосновение унимало и боль, и развопившуюся гордость. Помогло и сейчас.

— Мир всегда сложнее, чем мы представляем, Нейт. Неужели ты до сих пор этого не понял?


...Они шли по амарантайнскому тракту. Три фигуры, тонущие в сырых весенних сумерках, направлялись из города к Башне. Высокий силуэт в балахонистом одеянии — маг. Низкий, приземистый, погромыхивающий при каждом шаге — гном. И третий, изящный, движущийся по-женски плавно и легко — она... Героиня Ферелдена.

Натаниэль прищурился и натянул лук. Коротко вякнула тетива, и в землю перед идущими вошла стрела с белоснежным оперением. В тот же миг гном ругнулся выхватил секиру, маг закрутил головой, а в ладонях Стража-Командора замерцало колдовское пламя.

— Постой! — Натаниэль вышел на середину тракта и медленно, чтобы все видели, убрал лук за спину.

— Ха, кого я вижу! — пророкотал гном. — Да это, кажись, отпрыск Хоу, который хотел шлёпнуть нашу киску! Что, явился во второй раз счастья попытать? Солли, дай я ему объясню, почём фунт лиха, а то те бандиты какие-то худосочные были, никакого удовольствия.

— Погоди, Огрен, — магесса вышла вперёд и остановилась в паре шагов от него. «Свита» безмолвно последовала за ней. — Что тебе нужно, Хоу?

Она говорила совершенно спокойно, будто с другом беседовала, а не встретилась на тёмной дороге с человеком, который пытался её убить. Что это — смелость, глупость, самоуверенность?

— Поговорить.

— Я слушаю. — В сумерках её глаза казались чёрными провалами.

— Тогда, в крепости ты отпустила меня. Я мог убить тебя, но ты оставила меня в живых. Почему?

Страж-Командор задумалась.

— Сыновья не всегда похожи на отцов, — в ровном голосе мелькнула печаль. — Мне хотелось верить, что ты — не Рендон. Это ведь так?

— Да. Когда-то меня это расстраивало. Теперь я не знаю, что и думать.

— Я не намерена мешать тебе жить, Хоу, и чернить твоё имя тоже не хочу. Да это и не получится, у людей ведь есть глаза и уши. Ты свободен. Живи своей жизнью.

Что это, благородство или равнодушие? Хотя почему «или»? Узкая ладонь легла Натаниэлю на грудь, заставляя посторониться, он перехватил её и сжал. Совсем чуть-чуть, но девушка вздрогнула.

— Возьми меня с собой, Командор. Сделай меня Серым Стражем.

— Ты что, шутишь?

— Сам бы не поверил, — губы против воли скривились в невесёлой ухмылке. — Но я всерьёз. Теперь не время для шуток.

Повисла пауза.

— Амелл, ты что, раздумываешь?! — подал голос доселе молчавший маг. — Не сходи с ума!

— Во-во, послушай блондинчика! Он ведь тебе нож в спину всадит, только успей отвернуться! — поддержал его гном. — Или ты надеешься, что всё обернётся как с Зевраном? Дружба навек и даже Архидемона вместе бить?

Но Страж-Командор смотрела только на Натаниэля, будто пытаясь прочесть его мысли. Хотя кто разберёт этих магов, может, не пыталась, а в самом деле читала.

— Разреши хотя бы попытаться. Пожалуйста, — тихо сказал Натаниэль, чтобы услышала только она.

— Ритуал может тебя убить. — И это всё, что её беспокоит?

— Я готов попробовать.

— Что же... В таком случае идём с нами, Натаниэль Хоу. Я, Солона Амелл, глава Серых Стражей Ферелдена, принимаю тебя на службу. Посмотрим, как ты пройдёшь Посвящение, — высвободив руку, она приглашающе качнула головой и зашагала в сторону крепости. Мелькнул и погас магический щит — всё-таки Страж-Командор озаботилась прикрыть себе спину.

— Ну, чего застыл? Шевели ногами, дылда! — гном с явной неохотой убрал свою секиру за спину и направился вслед за предводительницей. Спорить он не стал, видимо, знал, что это бесполезно.

Натаниэль глянул на мага. Тот с независимым видом сунул руки в карманы мантии и пожал плечами.

— Повезло тебе, приятель. Как и мне в своё время. Идём, что ли? Время позднее, до дома далеко.

«Дом»... Когда-то только семья Хоу могла звать так Башню Бдения. Времена меняются, сказал себе Натаниэль, и последовал за отрядом.

Глава 4


Широкое деревянное кресло, щедро украшенное «медвежьим» орнаментом, больше походило на трон. Неведомый мастер расстарался вовсю, даже подлокотники выполнил в виде оскалившихся звериных морд. Должно быть, по его замыслу, именно такое седалище пристало главе рода Хоу и правителю Амарантайна, слившихся в одного человека лишь век назад. И если эрл Рендон и сиживал здесь в своё удовольствие, то Солоне занимать это разукрашенное чудовище совершенно не хотелось. Увы, правитель, выполняя обязанности, должен возвышаться над толпой, дабы подданные и вассалы глядели снизу вверх и уважали. Как в курятнике: кто выше сидит, тому и громче кукарекать.

— Страж-Командор рассмотрит судебные тяжбы и вынесет решение для каждой из них, — Вэрел каменным изваянием замер по правую руку от кресла. Вчера, когда он объявил, что эрл, помимо всего прочего, должен разбирать и судебные дела, Солоне захотелось взвыть и стукнуться лбом о ближайшую стену. Но спихнуть на сенешаля ещё и эту обязанность ей не позволила совесть: бедняга и так ложился с кошками, а вставал с петухами. — Первое дело. Гражданское. Капитан Геваль, Алек, выйдите вперёд.

Из толпы выступили двое. Плечистый, закованный в старенькую броню воин сразу же бросился с места в карьер.

— Этот человек ограбил продовольственный склад и вынес оттуда два бушеля пшеницы. Казните мерзавца, никому не позволено обворовывать эрлинг!

Названный Алеком крестьянин, совсем ещё мальчишка с юношеской сыпью на щеках, грохнулся на колени.

— Страж-Командор, смилуйтесь! Порождения Тьмы разорили нашу ферму, моя семья голодала! Я не виноват!

Он действительно не был виноват в том, что эрлесса Амарантайна плохо справлялась со своими обязанностями. Почти каждая ферма в округе страдала от набегов как Порождений Тьмы, так и обычных разбойников, но солдат катастрофически не хватало, и хиленький гарнизон Башни Бдения, давно разбитый на сторожевые отряды, ситуацию не спасал.

— Бедняга, угораздило же его, — уха Солоны коснулся негромкий голос Вэрела. — Ограбь он не государственный склад, отделался бы плетьми. Но мы должны следовать букве закона, Командор.

— И казнить человека за мешок зерна? — пальцы сами собой сомкнулись на резных подлокотниках, деревянные медвежьи уши врезались в ладонь.

— Закон суров, миледи, но это закон.

Солона закусила губу. Мальчишка перед ней только что не рыдал от страха, собравшиеся напряжённо ждали решения Командора, а Командор меж тем страстно мечтала оказаться где-нибудь в Антиве, Неварре или в Морозных горах, лишь бы подальше от свалившихся на неё обязанностей. Она не просила для себя должности, но думать надо было раньше, много раньше! Когда обещала болотной ведьме собрать армию, когда соглашалась на ритуал Морриган, когда возводила Алистера на престол. Старый друг ведь тоже не желал ни короны, ни жены, но принял и то, и другое!

В дальнем конце зала шевельнулась тень, и Солона узнала Натаниэля Хоу. Бывший наследник эрла Рендона замер в дверях, облокотившись на косяк и сложив руки на груди. Ни на что особо не надеясь, Солона подала ему знак подойти ближе. Хоу, как ни странно, подчинился.

Толпа перед Натаниэлем расходилась сама собой. Новоявленный Страж шёл спокойно и уверенно, не глядя на каменеющие физиономии и будто не слыша шепотка за спиной. «Сын эрла», «сын предателя»... Отныне просто — Страж. Серое и синее было к лицу Натаниэлю, он вообще был хорош. В кресле Рендона уж точно смотрелся бы лучше ничего не понимающей «эрлессы».

— Страж Натаниэль, может быть, ты желаешь сказать что-нибудь по этому поводу?

— Командор, ситуация в эрлинге тяжёлая, — Хоу замер по левую руку от Амелл, составив с Вэрелом дивную композицию. Ни дать ни взять Справедливость и Милосердие, как на фронтоне городского суда, Солона даже подобралась в своём кресле. — Нам нужны бойцы. Любые бойцы.

— Сможет ли обыкновенный пастух стать солдатом? — в ровном голосе сенешаля послышалось тщательно скрытое облегчение. Нашёлся выход, и какой простой!

Несчастный Алек буквально взвился, не веря своему счастью.

— Смогу, миледи, обязательно смогу! Выучусь!

— Отлично, — кивнула Солона. — Значит, пойдёшь в армию. И сам при деле будешь, и семью прокормишь.

Натаниэль, сочтя свою задачу выполненной, вознамерился уйти, но Амелл успела сцапать его за руку.

— Останься! — сдавленный шёпот вряд ли был кому-нибудь слышен, но несколько человек вздрогнули. Испугались, что их судьбу доверят решать сыну разжалованного эрла?

— Вы не шутите, Командор? — Натаниэль казался слегка удивлённым, но лишь слегка. В серых глазах не было ни капли тревоги, и это странное спокойствие передалось и Солоне. Кивнув, она выпрямилась в своём кресле и подала знак Вэрелу.

— Объявляйте следующее дело.

Сенешаль откашлялся.

— Сэр Деррен, леди Лиза, выйдите вперёд...



Когда последний истец, благодаря и кланяясь, скрылся за дверью, часы пробили десять вечера. Солона откинулась на спинку резного монстра и помассировала гудящие виски.

— Всё? — уточнила она у Вэрела, деловито ставящего пометки в длинном «судебном» свитке.

— С разбирательствами — да. Вам пришла почта, я приказал доставить её в кабинет. Страж Андерс сказал, что закончил обустраивать лазарет, но ему не хватает лечебных зелий, эльфийского корня... и ещё чего-то, простите, я не запомнил, но он составил список. Волдрик Главонак доложил, что взрывчатка готова, и просил ещё лириумного песка. И, осмелюсь напомнить, завалы в подземельях разобрали, но туда ещё никто не спустился, ожидают вас.

— Ясно, — Солона прикрыла глаза. Ну, хотя бы с судами разобрались! Осталось всего-то разогнать контрабандистов, загнать Порождений Тьмы обратно в норы, проследить, чтобы банны не взбунтовались, узнать, что за дрянь творится на Чёрных Болотах, схватить за хвост загадочного Архитектора... Пункта «достать с неба луну» в этом списке не было, хоть он и отчаянно туда просился. Воистину, даже собрать армию и остановить Мор было проще, Архидемон хотя бы обретался в единственном числе!

Мрачные размышления прервал Натаниэль Хоу.

— Командор, разрешите проводить вас до кабинета? — протянутая рука, ровный голос, спокойствие в светлых глазах. Должно быть, в переводе с благородного на человеческий это означает желание побеседовать, в минувшие после Посвящения три дня Натаниэль разговаривал лишь односложными фразами, до того учтивыми, что зубы сводило. Что же, вежливость требует ответной вежливости — Солона вложила ладонь в чужую руку и поднялась.

Хоу ожидания оправдал. Переступив порог кабинета, он прикрыл дверь и обернулся к спутнице.

— Командор, это была плохая идея — советоваться со мной на глазах у всех.

— Перестань. Ты мне очень помог, — в изящной кованой корзине ещё оставались поленья, и Солона склонилась над камином. Пламя, разожжённое магией, заполыхало ярко и весело. — Я никогда в жизни никого не судила.

— После третьего дела вы на меня даже не оглядывались.

— Иногда важно просто знать, что за спиной кто-то есть. И что этот кто-то удержит тебя от глупости. Вэрел, при всех его достоинствах, в жизни не скажет мне слова поперёк, — в корзине обнаружилась ещё и шишка, большая, распустившаяся и ароматная, тут же отправленная вслед за поленьями. Огонь довольно затрещал и плюнул белыми искрами.

— Вы здесь не на месте, Страж-Командор.

— Моя фамилия — Амелл. И с каких пор мы вновь перешли на «вы»? — Солона подошла к заваленному бумагами столу и взяла первое из высокой стопки писем. Официальное прошение от Церкви Искупительницы... Надо было написать ответ ещё позавчера, теперь к бумажному вороху прибавился второй, ничуть не меньший. Разбирай их теперь! — Но ты прав, я не на месте. Мне нравится Амарантайн, я с радостью осталась бы здесь служить, но править... нет, с этим не ко мне.

Натаниэль помолчал, не отрывая взгляда от пляшущего в камине пламени. Его лицо, освещённое дрожащими отблесками, стало задумчивым.

— Ты многое делаешь неправильно, Командор. В эрлинге и так хаос, а твоё правление только усугубляет дело.

— О должности я не просила, — Солона, сама того не ожидая, отшвырнула от себя письмо. Лощёные гербовые листы с вензелями упали на пол, глупо зашелестев. Хоу проводил их недоумённым взглядом — он говорил правду и не понимал, почему на неё злятся.

— Но ты её получила, а люди, в отличие от Создателя, имеют обыкновение судить по поступкам, а не намерениям.

— Я не могу снять с себя полномочия и удрать в Антиву, — Амелл фыркнула и зачем-то схватила тяжёлое бронзовое пресс-папье в виде ставшего на дыбы медведя. Опять медведь!

— Этого и не требуется, — Натаниэль приблизился к столу и принялся рассеянно перебирать бумаги. — Ты никогда ничем не управляла, верно? Пытаешься всё решить сразу и самостоятельно... Так не делается. Выбери что-то одно, и занимайся этим в первую очередь.

— Как именно выбрать, монетку бросить? Всё требует одинакового внимания, — фигурка с глухим стуком опустилась на стопку писем, без сомнения, очень важных.

— Нет. Больше всего эрлингу нужны деньги, правильно? Торговле мешает что-то на Тропе Пилигримов. Или кто-то. Вот и давай наведаемся туда завтра. Ты, я, Андерс и твой гном. Кстати, если мне не изменяет память, где-то в лесу можно найти неплохой гранит. Если он там и впрямь есть, то решится проблема с укреплением Башни.

Вот так. Просто и коротко, как и подобает урождённому нобилю, с пелёнок готовившемуся в правители, и просто здравомыслящему человеку.

— По дороге можно заскочить и к разлому, который обнаружили те крестьяне, — Солона неуверенно глянула на карту.

— Нельзя. Слишком далеко, а в лесу Вендинг могут возникнуть проблемы. Люди не железные, Командор Амелл, да и ты тоже. Если днём носиться за гарлоками, а ночью корпеть над бумагами, можно свихнуться.

— Хорошо. К разлому отправимся через день, заодно успеем отчитаться перед торговой гильдией.

— Именно. А потом можно и к Чёрным болотам... Помочь тебе с документацией?

— Эм-м... — Солона оглядела заваленный письмами стол и растерялась. — А ты...

— Умею ли? — губ Натаниэля коснулась мягкая улыбка, удивительно ему идущая. — Конечно, умею. Ответ всегда сочиняется по единому лекалу. И, кстати, почему ты не заведёшь секретаря? Сэкономишь уйму времени.

Амелл лишь махнула рукой и пододвинула к себе чернильницу и футляр для перьев. Не было нужды говорить, что эрлесса Амарантайна соответствует своей должности только на словах.


Глава 5


— Осторожнее, Андерс, впереди ловушка!

Поздно... В траве сверкнуло железо, громко щёлкнул сработавший механизм, и острые зубцы сомкнулись, сцапав-таки добычу.

— Да, спасибо, Хоу, — маг рассмеялся и рывком выдернул из металлических челюстей подол своей мантии. — И как мы раньше без тебя обходились?!

— Вот попадёшь туда ногой, будет не до смеха.

Андерс лишь отмахнулся и ловко спрыгнул вниз с поросшего жухлой травой склона. Вот же человек, умирать будет, а дурака валять не перестанет!

— А он попадал! — со смехом доложил Огрен, добивая самого наглого из обступивших их моровых волков. — Вопил при этом так, что даже его котяра бежал, задравши хвост.

Натаниэль усмехнулся и положил на тетиву новую стрелу. В крови знакомо пел азарт и незнакомо — скверна, и от этой странной смеси на душе было легко и приятно. Свободно.

Возвращаясь в Башню Бдения приснопамятным вечером, он ждал чего угодно. Равнодушия, презрения, издёвок, которые придётся терпеть, сцепив зубы. Но никак не острот на Посвящении и не подколок после, когда он всё-таки разлепил глаза и поднялся на разъезжающиеся ноги. И Андерс, и Огрен видимо, решили, что раз младший Хоу не погиб, значит, достоин службы среди Стражей. Сенешаль держался учтиво-отстранённо, а Командор, которую теперь велено было называть Амелл, даже улыбнулась.

По дороге из Киркволла он успел многое услышать о произошедшем в Ферелдене и ещё больше вообразить. Тем страннее было обнаружить, что Серые Стражи — не банда мародёров в чужом доме, а их глава — всего лишь молодая растерянная женщина, которой вся её могущественная магия не помогает разобраться с делами насущными. Забавно: вначале ненавидеть Стража-Командора, а потом преисполниться к ней сочувствия.

Хотя сейчас, в бою, она нуждалась в нём меньше всего. Хоть картину пиши: сияющие глаза, отрешённая улыбка, свободные, летящие пассы, порождающие разноцветные волны заклинаний. Как мало ей, оказывается, нужно для счастья! Даже завидно немного...

— Огрен, пригнись! — с тонких пальцев сорвалось колючее пламя молнии, опутывая окрестности дрожащей паутиной. Натаниэль, хоть и стоял в безопасности, всё же отошёл на пару шагов — сражаться плечом к плечу с магами ему ещё не доводилось. Окружившая их стая моровых волков существенно поредела.

Где-то в стороне прорвались сквозь землю сильвановы лозы — там сражалась Веланна. К ней тоже не хотелось приближаться без особой нужды, причем, в отличие от Амелл, и вне боя тоже. Долийка хоть и примкнула к Серым Стражем, но не скрывала, что содействует «шемленам» только на время поисков сестры. Впрочем, судя по тому, что произошло в подземной лаборатории Архитектора, найдётся Серанни нескоро.

— Андерс, мать твою, убирайся с дороги! Вали в тыл к Хоу, целитель хренов! Толку с тебя, что с коровы мёду!

Натаниэль глянул вниз и мысленно согласился с Огреном. Стая, окружившая их на холме по дороге из леса Вендинг, насчитывала голов пятьдесят, не меньше. Спятившие от скверны волки хоть и нападали без всякой системы, но пребольно кусались, а навалившись скопом, могли задрать кого угодно, а особенно — мага в его тонкой мантии. Это Огрен может не бояться зубастых тварей, а им, мастерам дальнего боя, лучше бы не сходить с «осаждённого» холма.

Ещё раз глянув вниз, Натаниэль прицелился и выпустил стрелу. Ещё одну, ещё...

Последний трофей у него увели.

Раздался дикий рёв, и на волка обрушилась большая мохнатая туча, подмяла под себя и принялась рвать и раздирать когтями. Всё было кончено буквально за секунду, от несчастного зверя остались лишь клочья шкуры и пятно тёмной крови, быстро впитавшейся в придорожную пыль.

Туча меж тем ринулась ещё на одного волка, и ещё... Это берескарн, неожиданно вспомнил Натаниэль, чудовищный, поражённый скверной медведь. До сих пор он видел этого зверя только на иллюстрации в библиотечной книге, и вообразить себе не мог, что он настолько огромный! И отвратительный — он с содроганием отметил, что рёбра кое-где прорвали шкуру и торчат наружу наравне с шипами.

— Ну и тварь! — прошептал застывший рядом Андерс.

— Дятлов тебе в задницу! — восторженно заорал откуда-то снизу оставшийся один на один с чудовищем Огрен. Он тяжело дышал, опираясь на меч.

Берескарн рыкнул и отпихнул лапой валяющийся перед ним волчий труп. Немногие из оставшихся волков уже разбежались.

Ждать, пока медведь сожрёт гнома, Натаниэль не стал. Стрелы у него, как назло, закончились, зато за голенищем ещё оставались метательные ножи, а с такого расстояния не промахнулся бы даже ребёнок.

Лезвие вошло в плечо чудовища, хорошо вошло, на всю длину. Недаром было наточено до бритвенной остроты, пробило даже прочную шкуру, покрытую кровавой коркой, как панцирем. Берескарн заревел, остервенело взвиваясь на дыбы, но ни пастью, ни когтем не сумел дотянуться до торчащей рукояти. Пошатнувшись, чудище заплелось в собственных лапах и тяжело упало наземь, не переставая рычать... то есть кричать. Знакомым звонким голосом, полным боли и животного ужаса.

Поймать момент трансформации Натаниэль не смог. Секунду назад перед ними был берескарн, ревущий и царапающий землю когтями, а спустя мгновение уже выла и корчилась от боли бледная в синеву Солона Амелл. Нож по-прежнему торчал у неё из плеча.

— Твою же... мать! — потрясённо выругался Андерс и тут же, будто отмерев, кинулся к Командору. Огрен выразился куда крепче, Веланна и то зашипела что-то на долийском наречии.

Только Натаниэль ничего не сказал. В голове не было ни единой мысли, лишь бились врезавшиеся в память слова шевалье Рудольфа о том, что смертоносность метательного ножа не в остроте клинка, а в тёмной полоске яда вдоль лезвия.

Глава 6


Платформа гномьего лифта тащилась медленно, как издыхающая улитка. Её движение угадывалось лишь в чуть заметном шуме механизма и неприятном давящем чувстве в ногах. Ну сколько можно? Кому в голову пришло строить столь высокие здания при столь медленных лифтах? Откуда здесь вообще лифт?..

— Открой глаза, Амелл. Ну ладно, можно не глаза. Рот хотя бы открой.

Упрашивающая, ласковая интонация в голосе Андерса был в точности как у Винн, когда та исцеляла сдуру сунувшихся под копьё гарлока товарищей и приговаривала, что впредь не стоит рваться в авангард без щита и шлема. Должно быть, это у всех целителей так — вправлять сначала кости, а потом мозги. Конечно, стоило бы наоборот, только наоборот не всегда получалось...

В горло полилась какая-то отвратительно горькая гадость, но откашляться Солона не смогла — челюсти сжали, пришлось глотать. Плечо горело, будто его прижгли раскалённой кочергой, а маячивший вместо неба потолок раскачивался и растягивался вкривь и вкось.

— Ну как она, жить-то будет?

— Не суйся, гном. Будет. Это концентрат, доза такая, что взводу солдат хватит.

— Ишь ты! Даже не верится, что мы её досюда дотащили.

— Можно подумать, ты тащил!

— Я ту сволочь на клинке держал. Клянусь Камнем, если Командор окочурится, я его самолично порубаю и под пиво схряпаю!

— Выживет, никуда не денется. Эй, Амелл, ты меня слышишь? Открой глаза!

Солона сморгнула. Создатель знает, чем её напоили, но реальность стремительно расширялась, обретала форму и наливалась красками. Перед глазами маячило распахнутое окно — рамка для розовеющего неба, спину подпирало что-то мягкое, а слева и справа на неё смотрели два лица.

— Гля сюда, Командор. Сколько пальцев видишь?

— Огрен, уйди, ради Создателя! Амелл, посмотри на меня.

Лицо Андерса дрожало и шло рябью, будто подхваченная ветром водная гладь. Усилием воли Солона заставила целителя обрести чёткость и села, тут же об этом пожалев. В голове ожил гулкий колокол, плечо разорвало запоздалой болью, к счастью, почти сразу утихшей.

— Это... Башня? — левая половина лица двигалась с трудом, так что слова приходилось пережёвывать, одновременно стараясь не угодить зубами по ничего не чувствующему языку.

— Башня, Башня, — обрадованно заверил Андерс и отошёл к столу, на котором поблёскивали флаконы с лечебными настойками и медицинские инструменты. — Лазарет, который я так и не довёл до ума. Впрочем, все мы пока обходимся малым. Как ты себя чувствуешь?

— Чувствую, — потолок уже не кривлялся, но повторно задирать голову Солона не рискнула. — Час?.. Который...

— Вечер. Честное слово, Амелл, тебе пора завязывать с булочками, я еле тебя доволок! Хорошо ещё, что телега по пути подвернулась, подбросили до Башни... Ну да ничего, отлежишься, завтра будешь как новенькая. У Хоу на клинке всего-то яд из болиголова, у меня с собой как раз универсальное противоядие было.

— Где?..

— В сумке, конечно, где же ещё?

— Нет... Хоу где?

— А, ты про Натаниэля? Да здесь где-то болтается вместе с Веланной. Видела бы ты его рожу, когда он понял, в кого нож воткнул! Я думал, рядом с тобой хлопнется. Да и все мы, вообще-то, перетрухнули.

— Ага, — неожиданно поддержал мага насупившийся Огрен. — Ты что, остатки мозгов потеряла — перекидываться в зубастую образину, никому не сказав? Это я привычный, да эльфка знает что да как, а те два молодца сразу в штаны наложили. А если б этот целительный розанчик в тебя огненным шаром швырнул в сердцах? Или в меня — я же рядом стоял! Соображаешь, нет?

— Я... поговорю с Натаниэлем, — пообещала Солона и неуверенно глянула на пол — не качается ли? Пол вёл себя прилично, и она рискнула коснуться его подошвами сапог. — И, Андерс, ты тоже... Извини. Нужно было вам рассказать.

— Ерунда, — маг с напускной беспечностью хмыкнул и принялся расставлять ополовиненные колбы и флаконы.

Амелл сделала несколько шагов на пробу, с удовлетворением отметив, что самочувствие стремительно приходит в норму. Всё-таки Андерс был прирождённым целителем — противоядие действовало отменно, а на плече осталась лишь зудящая полоска шрама.

Только шум в голове никуда не делся, но, потерев виски, Солона сообразила, что это вовсе не последствие отравления. Шумели на улице.

— Что происходит? — из распахнутого окна и впрямь доносились приглушённые, но вполне явственные недовольные голоса. Кто-то с кем-то ссорился, всё больше распаляясь.

— Не обращай внимания, — быстро сказал Андерс. — Так, ерунда. Сенешаль справится.

— С чем справится? — небрежно скомканная роба обнаружилась на табурете, очевидно, её содрали перед исцелением. Плечевой ремень разошёлся, а залитая кровью ткань стала неприятно жёсткой.

— Да, почитай, ничего особенного, — Огрен пригладил усы и принялся выпутывать из бороды запутавшееся куриное рёбрышко. — Чернь твоя взбунтовалась. Тоже мне, великое дело.



— Командор! — капитан Гаревел, совершавший обход изготовившейся к обороне крепости, при виде мятого и бледного начальства рефлекторно вытянулся и расправил плечи. Стража у ворот дружно брякнула алебардами. — Мне докладывали, что вы ранены.

— Уже нет. Где сенешаль? Где Веланна? Где Хоу? Всех сюда, — Солона поправила посох за спиной. Если всё пройдёт плохо, придётся пустить его в ход, но как же не хочется! — Что происходит? Мы в осаде?

— Никак нет, Командор! Но за воротами — толпа крестьян, они требуют впустить их... Нам нужно быть готовыми ко всему. У нас тут все на нервах.

— Что, порождения Тьмы достали даже шемленских землекопов? — со стороны конюшни показалась Веланна. Вслед за ней шёл старательно разглядывающий собственные сапоги Натаниэль, и Амелл поспешила отвернуться. Выяснять отношения решительно не было времени.

— Командор! — Бедняга Вэрел нацепил кирасу и навесил на пояс меч, вот только хватит ли ему смелости, чтобы обратить его против своих же соотечественников? Или это называется не смелостью, а как-то по-другому? — Башня готова к отпору!

— Угу, полная крепость солдат против десятка-другого бездельников с дубьём, — Огрен гадливо сплюнул под ноги. — Отличный выходит расклад!

— Бунты случаются, — подал голос Натаниэль. Говорил он спокойно, но глаз по-прежнему не поднимал, и Амелл была благодарна ему за это. — Но будь я проклят, если этих людей не подзуживали банны.

— У Хоу здесь остались сторонники? — быстро спросила Солона.

— Увы, — подтвердил Вэрел. — Не так уж много, но...

— Но достаточно, чтобы взбаламутить десяток придурков. Солли, чего им нужно-то?

— Пусть сами скажут, — Амелл обменялась взглядами с сенешалем. — Солдат сюда. Открыть ворота!

Гаревел пожевал губами и с неуверенностью обернулся к прочным дубовым створням, обшитым стальными полосами.

— Миледи, если вы хотите применить силу, удобнее будет бить со стены... Убрать тех, кто громче всего кричит, и остальные уберутся сами.

— Я. Не. Хочу. Применять силу, — главное — сдержаться. — Впустите этих людей во двор. Но солдатам — быть наготове. Андерс, Веланна, Огрен... Натаниэль... станьте за мной. Оружие не доставайте. Пока.

Бунтовщиков было под сотню. Хмурые люди, вооружённые кто мечом, кто косой, кто старенькой алебардой, они ступили во внутренний дворик с неизбежностью заливающего луг моря. Лица были мрачными и решительными. Многие из собравшихся бросали ненавидящие взгляды на солдатские щиты с грифонами. Они хотели большой драки, но первой целью должна была стать явившаяся Страж-Командор.

— Вы хотели меня видеть? — в наступившей тишине собственный голос показался Солоне неприлично громким.

— Хотели! — донеслось из толпы. — Полюбоваться на защитничков, которые никак не защищают!

— Сколько можно терпеть! — крикуна поддержало сразу несколько голосов. — Стражи называется! Сами укрылись в крепости, а простые люди страдают!

— Я вчера огра в полях видел!

— И разбойников полно, из дому страшно выйти!

— Да! Доколе ты будешь сидеть, ручки сложив, Командор?

— Или магам закон не писан?

— Крови нашей хочешь?!

— Малефикар!

— Ведьма!

Толпа согласно ворчала, волновалась, люди выкрикивали оскорбления, кое-кто с воодушевлением потрясал оружием, не решаясь, однако, пустить его в ход. Солдаты выше подняли щиты, но Солона поймала за руку готового отдать приказ Гаревела и вышла вперёд сама.

— Молча-ать! — крик вышел таким громким, что спугнул с карниза любопытствующую галку. Солона почувствовала, что уши у неё начинают гореть, но останавливаться было нельзя. Остановиться значит дать Гаревелу спустить полк обученных солдат на свору дурней, которых ей поручили вместе со всем эрлингом. — Желаете призвать меня к ответу? Я отвечу! Разве Серые Стражи виновны, что гарнизоны Башни Бдения увёл предыдущий эрл?

Толпа чуть притихла. О правлении Рендона Хоу Солона слышала всякое, но чаще — то, что эрл к концу правления стал терять народную любовь.

— Но Порождения Тьмы... — неуверенно начал кто-то.

— Порождения Тьмы ещё здесь, и Серые Стражи выбиваются из сил, чтобы загнать их под землю. Или вы считаете, что мы сюда отдохнуть приехали? Сэр Хаксли! Разве не вашу деревню мы отбили на прошлой неделе? Сэра Айслин, не вашу ли дочь мы выкупили у разбойников?

— Этого мало! — выкрикнули откуда-то сбоку. — Вас слишком мало!

— Раз мало — вступай в Орден, — Солона повернулась и попыталась найти крикуна глазами. — А боишься — в гарнизоне тебе обрадуются, лишние люди здесь всегда нужны. Но что-то я не видела очереди, ни вчера, ни месяц назад!

Ответом ей был нестройный многоголосый гул. Одни возмущались, другие виновато бубнили, третьи переглядвались, пытаясь понять, откуда теперь подул ветер.

— А если кто и желает моего смещения — что же, я уйду! — только бы голос не сорвался! — И вместе со мной уйдёт последняя надежда, что Порождениям Тьмы дадут отпор.

— А ведь Командор дело говорит, — какой-то эльф в потрёпанной кожаной куртке хмыкнул и вложил в ножны короткие кинжалы. — Совсем без Стражей мы и недели не протянем.

— Что?! — его сосед обернулся, сверкая глазами. — Да как ты смеешь? Ты с ними заодно?

— У меня голова на плечах есть, — для наглядности эльф постучал пальцем по лбу. — Говорил я, что бунт — дурацкая затея. Командор хоть что-то делает, а некоторые только горланить умеют. Я иду домой.

— Ну уж нет, ведьма! — тот, кто кричал громче всех, шагнул вперёд. В его глазах билась ненависть, пальцы, вцепившиеся в какую-то нелепую дубинку, побелели. — С тобой мы ещё не закончили.

— Стой, где стоишь, — предупредила Солона, нащупав посох за спиной. Тёплое дерево привычно скользнуло в руку, шар в оголовье засиял ярче обычного. Нельзя применять против дурака магию, а что остаётся?! Дать себя ударить на глазах у всех?

— Да я тебе сейчас...

Около виска что-то коротко свистнуло, и Амелл пробила дрожь — этот звук она знала прекрасно. Бунтовщик заорал и осел на колени, запоздало схватившись за выросшую из плеча стрелу.

Толпа испуганно подалась назад. Улучив момент, Амелл обернулась и увидела, как Натаниэль Хоу опускает лук. Лицо у него было бледное и решительное, но на Командора он по-прежнему не смотрел.

— Кто-нибудь, заберите его и отправляйтесь по домам, — Солона сама удивилась, насколько спокойно это прозвучало. — И учтите: следующий подстрекатель отправится или в тюрьму, или сразу в чертоги Создателя.

Сработало! Люди смешались, попятились, кто-то подхватил постанывающего предводителя под плечи, спеша увести подальше... Не прошло и трёх минут, как внутренний двор опустел.

— Страж-Командор... — Вэрел коротко выдохнул, убирая руку с эфеса, и Солона только сейчас поняла, насколько он был напряжён. — Вы их успокоили.

— Надеюсь, — напускное равнодушие схлынуло, и Амелл торопливо сцепила руки, чтобы никто не заметил, как они дрожат. — Капитан Гаревел, отбой! Отделались малой кровью... Слава Создателю...


Продолжение и окончание в комментариях


запись создана: 19.09.2015 в 18:49

@темы: миди, законченное, Dragon Age

URL
Комментарии
2016-01-14 в 20:58 

fairbrook
да, скифы мы
Глава 7, ч. 1

URL
2016-01-14 в 20:59 

fairbrook
да, скифы мы
Глава 7, ч. 2

URL
2016-03-03 в 17:47 

fairbrook
да, скифы мы
Глава 8, ч. 1

URL
2016-03-03 в 17:47 

fairbrook
да, скифы мы
Глав 8, ч. 2

URL
2016-03-07 в 18:45 

fairbrook
да, скифы мы
Глава 9

URL
2016-03-07 в 18:45 

fairbrook
да, скифы мы
Эпилог

URL
2016-05-04 в 16:56 

Meloria
Я уже была взрослой. Мне не понравилось.
Офигенно, спасибо! :white::white::white:

2016-05-04 в 20:50 

fairbrook
да, скифы мы
Meloria, а вам спасибо, что прочитали :red:

URL
2017-02-05 в 19:10 

feyra
• EVIL LAUGHTER •
fairbrook, какой же замечательный текст! :heart: я успела его уже прочитать и перечитать за прошедшее время, но каждый раз вне интернета и руки не доходили сообщить)) Амелл - очаровательная, умная девушка. То, как вы описываете ее умения - настолько по-фэнтезийному реально и, ну, обыденно для нее, но не для окружающих, как будто она сейчас за соседним столом со мной обернется :lol::heart: Описание же ее как человека, как женщины - очень тешат мое сердечко. Ваши женские персонажи - такие, какими я люблю читать про женщин в литературе Т_Т Точь-в-точь как надо. Живые, мягкие, но несгибаемые, самостоятельные, но сочувствующие, вот это все.
Натаниэль - мой герой :weep3::heart:
Про него могу только кричать, он идеально описан, все просто идеально.

Хоспаде куда кричать, чтобы у них хорошо все было, никакого горя, а...

2017-02-06 в 18:56 

fairbrook
да, скифы мы
feyra, вау, не думала, что скромный текстовый летсплей заслужит такую похвалу, спасибо вам)) Это действительно очень приятно слышать :red:

URL
2017-02-06 в 19:12 

feyra
• EVIL LAUGHTER •
fairbrook, он чудесно написан в вашем стиле :heart: и несет в себе ценность! хд по крайней мере, для меня)) и как текст, и как взгляд, и как хедканоны)) я очень рада, что вы его написали

2017-02-06 в 20:41 

fairbrook
да, скифы мы
feyra, я не могла не :laugh: В Эвейке не было романов, но была чёртова отметка "Любовь" на шкале одобрения :laugh:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Фандомный дневник

главная