14:42 

Аутодафе

fairbrook
да, скифы мы
Фэндом: Аватар. Легенда о Корре
Пейринг (персонажи): Мако(/)Минг-Хуа
Категория: джен, гет
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU, пост-канон, драма, UST
Саммари: прошёл месяц с тех пор, как Минг-Хуа вернули в её тюрьму. И каждую неделю к ней приходит поймавший её офицер полиции. В одно и то же время. Всегда.
Предупреждения: ООС, смерть персонажа
От автора: очередной мутный текст со странным пейрингом, написанный для того, чтобы автора оный пейринг поскорее отпустил. Додай себе сам, как говорится.

В этой тюрьме неуютно даже магам огня. Воздух раскалён, глубоко внизу шипит лава, поднимающийся из глубин вулкана жар обжигает кожу — и это только наверху, у самых краёв кратера! О том, каково висящей в самом центре пекла пленнице, Мако старался не думать.
В конце концов, она это заслужила. «Белый Лотос» не выносит чрезмерно суровых приговоров, ведь правда?
— А, это ты, сынок. По тебе можно часы сверять, — охранник на сторожевой башне узнал его и усмехнулся в бороду. — Опять пришёл попытать нашу пташку, авось запоёт?
— Да. Я хотел бы поговорить с Минг-Хуа, — со всей возможной вежливостью сказал Мако. Ему не нравился снисходительный тон бойцов «Белого Лотоса», но он сдерживался, иначе пускать перестанут совсем. Шутка ли, такая опасная преступница! — Никто ведь не против?
— Нет, конечно, — охранник привычно выписал разовый пропуск. — Только вряд ли ты её разболтаешь, сынок, ой, вряд ли... Я эту заразу тринадцать лет охранял, и за всё время от неё лишнего словечка было не дождаться, а ведь сидючи в этой клетке кто угодно свихнётся... Ну да ладно. Ты правила не забыл?
— Не подходить вплотную к решётке, не принимать и не передавать никаких предметов, сдать всю имеющуюся при себе жидкость, — на стол охранника опустилась фляга с родниковой водой и, после недолгого раздумья, свежее яблоко.
— Вот и славно. Путь знаешь?
— Да. Сопровождения не нужно.

Внутри вулкана было ещё горячее. В воздухе нет-нет, да и мелькали чёрные лепестки копоти, поднимающийся изнутри жар дрожал мутным маревом, однако вышколенные солдаты «Белого Лотоса» терпели. Терпел и Мако.
Чтобы спуститься к клетке, пришлось пройти два оборота по опоясывающей жерло винтовой лестнице и предъявить пропуск на каждом из четырёх охранных постов. Мако приветствовали — и дружелюбно, и равнодушно — но никто не удивлялся его появлению. И не только потому, что видели мага огня не впервые.
Все знали, что если схватил преступника, то хочется «дожать» его во что бы то ни стало — кто через такое не прошёл? Первое серьёзное дело, всё такое...
Мако даже не думал их переубеждать.
Недавние события открыли ему странную истину: спасая чью-то жизнь, ты связываешь себя с человеком.
Даже если спасение было совершенно нечаянным.

Минг-Хуа уже ожидала. Странным образом эта женщина безошибочно различала темп шагов Мако и всегда поднималась, чтобы поприветствовать его. Как бы ни была измождена.
Ни охранникам, ни прочим посетителям такого «почёта» не оказывалось.
— Здравствуй, здравствуй, юный влюблённый, — насмешливо и звонко пропела пленница, проворно вскакивая на ноги. Мако в который раз поразился, насколько легки и грациозны её движения, будто и нет никаких увечий.
— Не называй меня так, — ровным голосом сказал Мако, останавливаясь в трёх положенных шагах от решётки. Жар здесь был невыносим, форменный полицейский мундир превратился в раскалённый панцирь, да и загривок моментально взмок от пота. Пленнице было полегче — на ней красовалось лишь лёгкое, порядком изорванное платье, в котором её и повязали. Острые скулы, припухшие губы и широко распахнутые тёмные глаза молодили её, а красновато-оранжевый вулканический свет превращал чуть ли не в молодую девушку.
— А как же ещё? — неприятный звон в и без того высоком голосе Минг-Хуа наводил на мысли о том, что её морили жаждой. — Разве не ты за своей возлюбленной полез прямо в пасть лосельва? Как она, кстати? Уже оправилась от действия яда?
— Меня зовут Мако. — Главное — не дать себя спровоцировать! — Можно — офицер Мако.
— Да, да, я помню! — Минг-Хуа раздражённо мотнула головой, сбрасывая за плечи свою тяжёлую гриву. — И чего же ты опять от меня хочешь, юный влюблённый офицер Мако?
— Сведений о «Красном Лотосе». Сколько вас ещё осталось, где остальные члены ордена...
— Ску-ко-та! Новых вопросов не придумал?
— Придумаю, когда ответишь на эти.
— Такой молодой, такой наивный... — пленница покачала головой. — Неужели не понимаешь, что я ничего тебе не скажу? Глупый маленький мальчик...
— Замолчи, — в глубине души всё-таки всколыхнулась злость. — Я спрашиваю тебя по-хорошему. А «Белый Лотос» может и по-плохому! Если ты не расскажешь обо всём добровольно, ордену придётся прибегнуть к допросным мерам. Понимаешь, о чём я?
— Прекрасно понимаю, — Минг-Хуа подошла к решётке. Вблизи она уже не выглядела столь юной. На бледных щеках горел лихорадочный румянец, в судорожно расширенных зрачках плясали отблески пламени. — Не в первый раз мне эти «меры» испытывать. И вот что я тебе скажу: какие бы сведения я не предоставила, меня отсюда не выпустят. Никогда и ни за что. Всю свою жизнь я буду поджариваться над лавой, терпеть ци-блокировку и опускаться на колени перед тем, как охрана изволит меня покормить. А ещё... вот, посмотри! — она сделала пару шагов вправо-влево и Мако услышал тихий деревянный скрип. — Видишь? У этой клетки очень тонкое дно. И держится оно на слабых крючьях, чтобы я не расслаблялась. Изобретательно, не так ли?
Мако передёрнуло. Он не жалел осуждённую преступницу, и всё-таки это было как-то... не по-людски. Уж лучше честная казнь, чем такое.
— Ну так что, есть хоть одна причина вам помогать, а, юный влюблённый?
— Есть! — ответ вырвался сам собой. — Если ты поможешь, тебя могут перевести в другую тюрьму, не такую жестокую!
Откуда-то сверху раздался предупреждающее покашливание. Звуки внутри вулкана расходились далеко, и Орден Белого Лотоса отлично слышал весь разговор. И явно не пришёл в восторг от самоуправства офицера, который вдруг вздумал раздавать такие обещания. Но захваченный вдохновением Мако ни на что не обращал внимания.
Он наконец-то увидел, как в тёмных глазах Минг-Хуа заблестел интерес.
— Любопытно, — она наклонила голову, и её лицо прочертила тонкая чёрная прядь. — Я недооценила тебя, офицер. Кнут и пряник. «Допросные меры» или облегчение наказания. Сам додумался или подсказали?
Мако скрипнул зубами.
— У тебя есть время до завтра. Если до полудня ничего не расскажешь, клетку опустят глубже в вулкан, и сегодняшнее пекло покажется тебе Полюсом, поверь.
Минг-Хуа прикрыла глаза, будто бы наслаждаясь звуками его голоса.
— Какая угроза... И какой юноша её озвучивает! Ну а что будет, если я всё-таки дам показания? Давай же, дорогой, порази воображение дамы!
Мако вплотную пододвинулся к решётке, забыв об осторожности. На ощупь металлические прутья показались горячими, они жгли даже через перчатки, но он этого не почувствовал. Он смотрел на склонившую голову женщину, которая улыбалась ему призывно и выжидающе.
— Тебя могут перевести куда-нибудь на юг Царства Земли, — почему она такая маленькая? Едва достаёт ему до плеча... И хрупкая — из глубин памяти пузырьком поднялось воспоминание, как он нёс её, бессознательную, к полицейскому фургону и поражался её птичьему весу. Усталая, измождённая, но несломленная, и, чёрт возьми, красивая в своём упорстве! — Не думай, что охрану ослабят, но условия будут получше, чем здесь. Возможно, это будет степь. Возможно даже, ты сможешь видеть небо...
— Слишком много «возможно», юный влюблённый, — а глаза у неё, оказывается, тёмно-синие, с длинными изогнутыми ресницами. — Я хочу получить кое-что прямо сейчас.
— Что же? — Мако сухо сглотнул. Проклятье, из-за этой жары жажда наваливается за считанные минуты! Да. Именно из-за жары.
— Здесь невыносимо, чувствуешь? — Минг-Хуа понизила голос. — Я схожу с ума. Иногда мне кажется, что волосы готовы загореться... Сделай одолжение — сплети их в косу. Так мне будет легче.
— Косу? — Мако показалось, что он ослышался.
— Да, обычную косу. Ты ведь умеешь? В этом нет ничего сложного.
— И ты расскажешь об остальных членах «Красного Лотоса»?
— Завтрашним утром. Идёт?
— Лучше бы тебе дать показания сегодня.
— Кому? Тебе? Но ты обычный полицейский, дорогой. Завтра сюда прибудет глава «Белого Лотоса», он всё и узнает. Либо он, либо вообще никто.
— Ты забываешься!
— Возможно. А ты теряешь драгоценное время. Кто знает, может, мои соратники уже готовы захватить какой-нибудь городок? — тонкие губы изогнулись в улыбке.
Мако украдкой глянул вверх, отметив, что все до одного охранники свесились с перил, жадно вслушиваясь в их разговор. Найдя взглядом начальника смены, он вопросительно поднял бровь и дождался одобрительного кивка.
— Повернись!
Минг-Хуа охотно подчинилась и прижалась спиной к решётке. Мако не без труда вытащил наружу её тяжёлые волосы и сжал их жгутом. Под таким «плащом» в этом пекле и впрямь с ума можно сойти, неудивительно, что у неё вся спина мокрая. Как там правильно плетётся?..
— Знаешь, юный влюблённый, в первые годы заключения мне часто снился кошмар, будто клетка не выдерживает, и я падаю в эту лаву, — негромко сказала пленница, терпеливо ожидая, пока Мако неумело пропускал сквозь пальцы блестящие пряди. Коса входила толщиной с матёрую гадюку, как бы маг огня ни старался сделать её потоньше. И упрямо расползалась, стоило хоть на секунду ослабить хватку. — Сбежав, я думала, что кошмар уже не вернётся... Но я ошибалась.
— Зачем ты это рассказываешь? — На ощупь волосы оказались гладкими, горячими и очень жёсткими. Таким, наверное, и расчёска не нужна, струятся волосок к волоску.
— Не знаю. А почему нет? Туже переплетай. И выше!
— У тебя не волосы, а наказание! Проще живую рыбу в руках удержать!
— Так закрепи. Мальчишка...
Мако, только-только переваливший за середину, выругался. У него при себе не было ни зажимов, ни лент, ни шнуров. Не узлом же треклятую косу завязывать! Тем более что всё равно развалится...
Пальцы машинально прошлись по мундиру, и остановились на скрепляющей манжет запонке. Помнится, она удерживалась замечательной такой проволокой...
Для верности Мако переплёл кончик косы трижды. Она вышла длинной и чуть кривоватой, но зато плотной и даже твёрдой на ощупь. Минг-Хуа дождалась, пока он закончит, и обернулась, отчего коса змеёй выскользнула из его рук.
— Как же хорошо, — она с искренним наслаждением повела плечами. — Спасибо тебе, юный влюблённый.
— Так мы договорились?
— Да, договорились. Завтра я расскажу всё, что знаю, об оставшихся членах «Красного Лотоса» в обмен на переезд из этой душегубки.
— Учти, я не могу обещать твёрдо, — напомнил ей Мако. Его пальцы чуть подрагивали, и он спрятал руки за спиной. — А вот в случае обмана клетку опустят, даю гарантию.
Минг-Хуа посмотрела на него с иронией.
— Можешь не напоминать. А теперь прощай, милый мальчик. Тебе больше нечего мне сказать, ведь так?
Мако не ответил, лишь повернулся и медленным шагом пошёл прочь.
Он добился своего. Он добился её показаний, пусть даже и ложью...
Мако не покидало грызущее ощущение неправильности происходящего. Была ли это совесть? Или вновь проснулось то странное чувство, что связало его с Минг-Хуа, когда он тащил её из лавового ада?..
Он никак не мог решить.

О своей страшной ошибке Мако узнал следующим утром. Ему не терпелось вновь вернуться к вулканической тюрьме и лично поприсутствовать при даче показаний, но охранник встретил его хмуро и пускать отказался.
— Нечего тебе тут делать, парень. Всё закрыто и опечатано! Возвращайся домой.
— Но почему? — не понимал маг огня. — Что-то случилось? Минг-Хуа отказалась говорить?
Охранник зло сплюнул.
— Да если бы! Отказалась — не беда, силой бы выбили, чего с террористкой церемониться. Нет, эта стервь где-то кусок проволоки раздобыла и ночью, когда все уснули, замки на клетке расковыряла!
— Она сбежала?! — Мако показалось, будто воздух перестал поступать в лёгкие.
— Да нет же, с замками на дверях одной проволочкой не сладишь. Да и куда бежать в вулкане без воды-то? Тут четыре кордона с оцеплением!
— Так что она сделала?
— Поддела два крюка в дне клетки. Дежурные ещё удивлялись, чего это она весь вечер лежала носом в угол, а эта тварь проволоку в зубы — и готово. Где только навострилась, дрянь эдакая? А мы ещё нарочно крючья ослабили, чтобы она не сильно буянила... Кто же мог подумать, что так выйдет?!
— И где она теперь?! — голова у Мако пошла кругом. Верить в происходящее совершенно не хотелось.
— Где-где... На дне, парень. На дне!
Отчего-то Мако легко представил, как оно произошло. Дно клетки распахивается, как створки шкатулки, и вниз, к верной смерти, летит искалеченная женская фигурка, чёрная на фоне оранжевого света лавы.
«Прощай, милый мальчик»...
— ...Один из наших парней успел увидеть, говорит — летела ласточкой. Эй, парень, ты чего побледнел? Плохо тебе?
Мако и впрямь пошатнулся. Понимание будто пыльным мешком по голове ударило: дурак! Дурак, дурак! Навоображал себе невесть чего, засмотрелся на красивые глазки, поверил в искренность... Сразу нужно было догадаться: такая не предаст! Скорее умрёт.
И ведь действительно умерла.
— Извините, у вас не найдётся...
— Воды?
— Нет... ручки и бумаги? Мне нужно написать признание.

Когда-то давно он вычитал, как называлось в древности церемониальное сожжение, но напрочь позабыл красивое словцо. Помнил только, что поразился жестокости ритуала. И представить себе не мог, что сам станет свидетелем чего-то подобного. И участником тоже.
В конце концов, все должны расплачиваться за сделанное — за глупость, за слепоту, за отсутствие милосердия. И Минг-Хуа, и «Белый Лотос», и он, Мако.
Без исключений.


@темы: мини, законченное, Аватар

URL
Комментарии
2014-09-17 в 20:36 

нагината.
нет смысла и нет эмоций
fairbrook, это было так.. так...

2014-09-17 в 20:53 

fairbrook
да, скифы мы
нагината., я старалась следовать логике) Минг бы не отпустили ни при каких обстоятельствах, и я думаю, она не согласилась бы на предательство даже ради нашего бревна в красном шарфике :alles:
А если совсем честно-пречестно, то мне просто хотелось вначале написать ангст для этого пейринга, чтобы потом с лёгким сердцем писать романс, юмор и другие, более жизнеутверждающие жанры:)

URL
2014-09-17 в 21:10 

нагината.
нет смысла и нет эмоций
fairbrook, да, да, я понимаю, но... черт, все равно очень тоскливо... Обожаю драму. Сама последовательность, угу.

Странно: сейчас подумала, что автору проще со смертью своих персонажей. Он вроде бы уже придумал и смирился. А читателю как ушат ледяной воды на голову.

А если совсем честно-пречестно, то мне просто хотелось вначале написать ангст для этого пейринга, чтобы потом с лёгким сердцем писать романс, юмор и другие, более жизнеутверждающие жанры:)
Это очень разумный подход :lol:

2014-09-17 в 21:20 

fairbrook
да, скифы мы
нагината., Странно: сейчас подумала, что автору проще со смертью своих персонажей. Он вроде бы уже придумал и смирился. А читателю как ушат ледяной воды на голову.
Вот-вот. Думаю, прочитай я сама что-нибудь в этом ключе, поймала бы тлен и безысходность.
Так что забудьте этот фик, как страшный сон:) Считайте, я просто разминалась:)

URL
2014-09-17 в 21:24 

нагината.
нет смысла и нет эмоций
fairbrook, нет, я не могу забыть! Это один из лучших драматических фиков. Я буду его перечитывать много-много раз. И страдать :heart:

2014-09-17 в 21:32 

fairbrook
да, скифы мы
нагината., чтобы вас утешить, в следующий раз напишу флафф :crzfl:

URL
2014-09-17 в 21:36 

нагината.
нет смысла и нет эмоций
fairbrook, *сидит и ждет*

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Фандомный дневник

главная