fairbrook
да, скифы мы
Фэндом: Aion
Пейринг (персонажи): Апсу, Тиамат, нмп, нжп
Категория: джен
Рейтинг: PG-13
Жанр: приключения
Саммари: Фоэта. Место, где начинает свой путь каждый элиец. Как она появилась и всегда ли была райским уголком?
Написано на конкурс "Фоэта. Начало" легиона Ариелум.

Земли балауров. Время восстания.

— Кто идет к Лорду Апсу? — Намтар привычно скрестил церемониальные мечи, которые с удовольствием бы воткнул в горло пришедшему.
— Леди Тиамат желает говорить с твоим хозяином, — холодно отчеканил длиннохвостый адъютант, нагло глядя в лицо начальнику гвардии. Ты смотри, ещё шкуру не менял, а гонору уже как у легата! И хозяйка ему под стать. "Леди", ишь ты!
"Пусть входят" — мягко стукнулось в виски Намтара, и дракан отступил, пропуская процессию в покорно открывшиеся двери. Старый вояка и не подумал склонить голову, когда в обитель хозяина прошмыгнула невидимая за спинами и крыльями эскорта чертовка. Личная гвардия Апсу терпеть не могла выскочку Тиамат, равно как и ее окружение. Сборище вертопрахов!
То ли дело их Лорд!
Апсу, хоть и числился последним среди сильнейших, всегда был примером для подражания. Великолепный стратег и тактик, он планировал добрую треть всех военных операций, на его счету были тысячи людей и сотни уничтоженных поселений. А уж в магии созидания ему вовсе не было равных. Истинный Дракон, не то, что некоторые...
Намтар насупился и вновь застыл каменным изваянием. Двери за его спиной так и не захлопнулись, Тиамат не желала делать тайны из разговора, вернее, хотела показать, что не желает.
— Я не помешала, мой Лорд? — какой же у нее похотливый мурлыкающий голос!
— Немного. Ничего такого, что не могло бы подождать, — Апсу остался холоден. — Что тебе нужно?
— У меня просьба... боюсь, она покажется наглой...
— Говори.
— В моем распоряжении есть небольшая гвардия. Не такая могущественная, как твои легионы, но очень пристойная. Я хочу передать ее тебе.
— Да? И на каких же условиях?
— О, ничего сверхъестественного, мой Лорд. Я хочу под твое знамя.
Намтар стиснул зубы. Вот этого ещё не хватало! Терпеть эту пеструю красотку рядом? Да ее потравят же в первую неделю! Хотя, говорят, солдаты Тиамат умелые и безжалостные...
— Мои бойцы поступят в твое распоряжение, при условии, что я останусь их легатом, — продолжала Тиамат, и Намтар красочно представил себе, как на ее красивом лице появляется улыбка. Какая же лживая тварь! — А ты возьмешь меня под свое покровительство.
Апсу медлил с ответом. Длиннохвостый адъютантик, так и не покинувший поле зрения Намтара, явно нервничал, ему хотелось в армию Лорда. А кому бы не хотелось? Другое дело что Фрегион или Мирастад погнали бы это скоморошье собрание, а вот Апсу...
— Хорошо, Тиамат, — в голосе лорда так и появилось ничего благостного. — Я принимаю тебя на службу.
Намтар готов был взвыть от досады. Но все же он был вышколенным служакой, и позволил себе только раздраженно прикрыть глаза пленками.


Фоэта. Наши дни.

— Ты слышал?! Ска издох! Сегодня на рассвете охотники нашли! Прямо около пещеры! Говорят, костей там тьма-тьмущая, и не только фесиллотьих!
Херман опомниться не успел, как его закрутило в водовороте криков, новостей и уговоров. Так всегда бывало, когда на него налетала неугомонная Тихе.
— Давай сходим туда! — подружка мигом ухватила мальчика за рукав и потащила в сторону деревенских ворот. — Поищем клад!
— С ума сошла? — Херман рванулся, но выскользнуть из цепких пальчиков не сумел. — Какой ещё клад? Ай, да перестань ты, книжку порвешь!
Он мог возмущаться и сопротивляться, но оба знали — Херман потащится за Тихе хоть в балаурью пасть. Будет ныть, отговаривать, ворчать, но пойдет. Они дружили почти десять лет — дольше, чем помнили себя. Херман рос спокойным умным мальчиком, любящим книги про приключения и прилично испортившим на них глаза. А Тихе в приключения ввязывалась сама, причем безо всяких книг. В пять лет она подзудила друга вместе стащить у брауни паек из котла (оба потом серьезно отравились), в семь — дойти до края острова, сейчас на очереди был Ска.
Старого волчьего вожака не боялись, он давно сточил все зубы и день-деньской не вылезал из пещеры. Когда-то жители Акариоса пламенно ненавидели волков, регулярно задирающих лучших фогусов, но после выхода из строя Ска набеги прекратились, стаи распались, а крестьяне даже прониклись к серому хищнику подобием жалости. Во всяком случае приезжих охотников, решивших добыть шкуру, чуть не побили. Ска был уже не вредителем, а достопримечательностью.
И вот теперь его не стало.
— Прямо около входа в пещеру нашли! — не замолкала Тихе, эльроком скача по тропинке через лес. — Такой громадный, ты не поверишь! Вчетвером не смогли унести!
— Так он там и лежит? — Херман даже остановился. Он был умным мальчиком и понимал, что вид полуразложившейся туши не слишком-то приятен, особенно если зверь околел от старости.
— Да нет, глупый! Голову отпилили, для чучела, а остальное сожгли, больно надо заразу всякую разводить. Пойдем скорее!
— А вдруг нас турнут?
— Кому нужна та пещера!
Тихе не ошиблась — людей вокруг каменного грота не наблюдалось, а вот кости встречались в изоблии. То ли глупые косули приходили сюда поторжествовать над одряхлевшим хищником, но нашли свой конец, то ли волчица-подруга до последнего таскала добычу вожаку... Тихе такими вопросами не задавалась, она только тряхнула рыжими хвостиками и смело нырнула под каменные своды.
В пещере было тихо и прохладно, запах мертвечины почти не чувствовался. Где-то вдалеке капала вода.
— Да тут темнотища! — возмутился Херман, оглядывая низкий "потолок".
— Не бойся, я светильник захватила, — проявила неожиданную предусмотрительность Тихе. — Помоги зажечь. Вон проход, айда туда!
Проходом это было лишь для детей, любой взрослый назвал бы неширокую щель в камне обычной трещиной. Но Херман и Тихе легко пролезли, как наверняка пролезал в свое время Ска.
Маленький туннель постепенно расширялся, заворачиваясь улиточной раковиной. Вскоре дети уже могли не ползти, а идти во весь рост, причем рядом. Херман сопел, пыхтел, ему было страшновато от кривляющихся теней, которые изредка разбавляли тусклые светящиеся пятна лишайников, но праздновать труса перед девчонкой он боялся ещё больше.
— Ой! — внезапно вскрикнула Тихе и остановилась. — Смотри!
— Где? Что? — Херман закрутил головой.
— Да вон же, на том уступе. Сейчас посвечу... Гляди!
Желтый свет масляной лампы поймала и отразила какая-то блестящая штука, похожая на брошку.
— Я же говорила, что тут клад будет! — Тихе радостно взвизгнула, сунула лампу обалдевшему приятелю и помчалась к добыче.
Ею оказалась красивая большая пряжка навроде тех, что закалывают на плащах даэвы, только побольше, впору краллу. Херман никогда не видел такой красоты. Брошь переливалась, как бриллиант, хотя ни единой грани на ней не было.
— На хрусталь похоже. Посвети! Там внутри, кажется, что-то есть!
В сияющем холодном нутре и впрямь что-то темнело. Повернув брошь на свету, Тихе пораженно ахнула — в кристальных глубинах просматривался контур цветка с хищно зазубренными лепестками. Растение казалось настоящим, будто его залило превратившейся в янтарь смолой, но разве может течь хрусталь? Или эта штука вовсе не из хрусталя?
— Мы спрячем это, — голос Тихе зазвенел от торжественности. — Никто этого не найдёт!


Земли балауров. Время восстания.

Фрегион не так часто посещал Лорда Апсу, и Намтар изо всех сил старался, чтобы гвардия произвела хорошее впечатление. Увы, Огненный дракон совершенно не обращал внимания на солдат, считая их чем-то вроде мебели. Хоть не прогнал, и то хорошо.
— Как продвигается наш проект?
— Все замечательно. Драновые семена готовы, нужно лишь как следует удобрить поля и можно засевать плантацию, — в обычно бесстрастном голосе Лорда послышалось воодушевление. Он всегда любил говорить о своей работе.
— Апсу, ты уверен, что сможешь обустроить такую обширную территорию? У нас не так много земель.
— Не беспокойся, Фрегион. Взгляни сюда, это моя последняя разработка.
Намтар даже дышать прекратил, надеясь, что его не отошлют за двери. Хотя начальник гвардии — это не служка, чтобы гонять от всего важного. Но то, что показал Апсу, было далеко не военной придумкой...
— Это... что... остров?
Нечасто можно видеть озадаченного Лорда Фрегиона! Намтар преисполнился бы гордости за своего господина, если б сам не разинул от изумления пасть.
Перед ними разворачивалась восхитительнейшая эфирная панорама. Модель острова, полного долин и рек! Апсу не позабыл ни о чем — были тут и холмы, на которых взойдет "пустынная" драна, и низины, подходящие для капризных сортов, и даже горы, в которых, без сомнения, приживутся "каменные цветы"!
— Как ты собираешься все это сделать?! У нас не хватит эфира, чтобы создать такую твердь!
— Не беспокойся, Фрегион. Источником силы стану я сам.
Сначала Намтар не поверил своим ушам. Судя по паузе, Фрегион тоже. И если телохранитель не имел права смешиваться в разговор господ, то Огненный Лорд молчать не стал.
— Ты сошёл с ума?! Пустить собственную жизнь на драновую плантацию, пусть даже и такую огромную! На это не даст разрешения никто из Пятерки!
— Не жизнь, Фрегион, — Апсу чуть улыбнулся. — Только силу. Я низойду до уровня обычного дракана, но мы получим наконец альтернативный источник энергии. В конце концов, я Лорд, а долг Лорда — служить своей родине. С этим островом мы наконец сможем победить. А место среди Пятерых... Не так уж оно и важно.
Фрегион молчал, глядя в пол и тревожно подергивая шипастым хвостом.
— Нет, — наконец сказал он. — Если твоя затея и в самом деле переломит ход войны, ты останешься Драконом. Навсегда.
Намтар почти расчувствовался, слушая этот проникновенный диалог, но вовремя поймал взгляд стоящей поодаль Тиамат. Последние слова Фрегиона ей не понравились, да что там, желтые глаза пылали искренней ненавистью! Теперь можно ждать пакостей, это старый дракан понял сразу. Ну ничего, голубушка, мы ещё посмотрим, кто кого. Я, может, и не величайший боец Атреи, но приструнить зарвавшуюся стерву всегда смогу.
Он тронул брошь на плаще — цветок драны в окаменевшем кристалле эфира. Прикосновение к холодной полусфере всегда придавало уверенности.


Фоэта. Наши дни.

— Знаешь, я нашел, что это за цветок такой. Вот, погляди! — Херман с воодушевлением зашуршал страницами очередной библиотечной энциклопедии. — Драна!
— Тс-с, тихо! — замахала руками подружка и на всякий случай прикрыла руками картинку-иллюстрацию. — Нас же услышат!
— Кто? — не понял Херман. — Книжный смотритель? Да ему все равно.
— И что? Нельзя, чтоб про брошку кто-нибудь узнал. Отберут и всю славу себе присвоят. Знаешь, я вот чего подумала, зря мы тогда убежали. Надо было ещё посмотреть, вдруг бы что иное сыскалось.
— Ты опять про сокровища?
— Тс-с! — ещё немного, и Тихе кинулась бы зажимать другу рот, но решила ограничиться страшными глазами и переходом на шепот. — Конечно. Давай сходим ещё раз, перепроверим.
— Да ну... Мне как-то не хочется, — Херман поежился от воспоминаний о клыках-сталактитах и мертвенно-зеленых лишайниках.
— Ну пожалуйста! — взмолилась девочка, забыв о конспирации. — Мне одной знаешь как страшно!
— Ну... Хорошо, — через силу кивнул Херман. — Но только один раз. А теперь ты посмотри все-таки сюда, — она развернул книгу к подружке. — Этот цветок в брошке — драна, особое такое растение. Угадай с трех раз, кто его выращивает?


Земли балауров. Время восстания.

— Мой господин, сегодня великий день, — оба сердца Намтара колотились в унисон, душа дракана пела. Казалось, радуется даже природа: ярко светилось полярное сияние, скала под лапами хранила тепло и чуть вибрировала.
Они стояли на самом краю земель балауров, на огромном обрыве, который сегодня окажется заполнен.
— Конечно, — шевельнул лицевыми чешуйками Апсу. — Сегодня мы получим наконец этот остров и шагнем к окончательной победе.
Нет, этот Дракон положительно не умел думать о себе!
— Но как же вы, господин? — подобострастно прошептала Тиамат, вставая за левое плечо Лорда.
— Ты слышала Фрегиона. Если он считает, что утратив силу, я не перестану быть полезным, то моя служба продолжится.
— Разве Лордами не могут быть только сильнейшие? — посторонний увидел бы в этом искреннюю озабоченность судьбой хозяина, но Намтара было не так-то легко провести. Лживая тварь переживала только о себе, она ждала удобного момента, чтобы ударить в спину. Будь он проклят, если Тиамат с самого начала не знала о планах Апсу и если ее собственные планы не нарушило решение Фрегиона!
— Кто мы такие, чтобы оспаривать решение главы Лордов?
Что самое мерзкое, формального повода придраться к Тиамат не было. Она верно служила, ее рвение и усердие ее легиона вознесло стерву почти до его, Намтара, уровня! Тиамат стала советчицей и помощницей, толковой, но как же Апсу был слеп, пустив чертовку в свой ближний круг!
— Все готово, мой господин.
— Начинаем.
Старый гвардеец множество раз видел, как его Лорд превращается в дракона и каждый раз замирал от восхищения. Невысокую массивную фигуру Апсу окутали лиловые всполохи, она стала совсем невидимой, чтобы в следующую секунду раздаться вверх и вширь и распороть воздух громадными крыльями.
Тиамат и Намтар торопливо разошлись, давая место громадному дракону. В нем не было той свирепости, что наполняла Фрегиона, он не внушал такого леденящего ужаса, как Эрискаль, но все же это был самый достойный из всех балауров, рожденных Атреей!
— Намтар, Тиамат, — теперь голос Апсу переливался рычанием, но не утратил своей сдержанной силы. — Следите и помогайте.
Гвардеец кивнул, хоть его помощь и не требовалась. Лорд взмахнул крыльями, его тело окуталось магической дымкой, густой, почти скрывавшей от взгляда. Она прибывала и прибывала, наливалась белым густым туманом, а туман тек вперед, омывая воздух и превращаясь в очертания огромного, невыразимо прекрасного острова.
Стараясь не думать о том, чем это обернутся для Апсу, Намтар завороженно следил, как из ничего является ни много ни мало целый мир. Как сила Лорда, повинуясь его воле, обращается материей: водой, землей, травой, камнем. Как из ниоткуда ткутся холмы, разливаются реки, высятся громады базальтовых гор...
...И, зачарованный зрелищем, Намтар допустил самую главную ошибку в своей долгой жизни.
Остров, ещё наполовину сотканный из миражей, дрогнул, а Апсу страшно закричал, когда на него обрушились чужой визг и чужая ярость.
Тиамат!!!
О нет, она не просто из гордыни именовалась Леди! Она была способна на перерождение в Дракона, в огромную тонкокрылую тварь, которая сейчас ударила в спину тому, кому принесла присягу. Полуобессиленный Апсу ещё только обрачивался, когда Тиамат с невероятной силой толкнула его прямо на зависший в воздухе остров.
— Нет! Не-е-ет!!! — Намтар запоздало выхватил меч и распахнул крылья, но взлететь не успел.
Острый наконечник копья вошел прямо в стык его спинных пластин, показавшись из груди окровавленным кончиком.
— Поздно, — послышался победный голос адъютанта Тиамат, того самого. — Жертвы... Все мы жертвы, разве не так?
Намтар хотел ответить, но копье провернулось в ране, и из пасти дракана потоком хлынула кровь.
Адъютант вместе с копьем скинул Намтара со скального уступа вниз, туда, где бился в путах магии его полуживой господин. Но старый дракан этого не видел.
Он не видел, как тело Апсу, попавшее под собственные заклинания, оборачивается недостающей частью острова...
Как льющаяся кровь оборачивается водой...
Как глаза превращаются в озера...
А чешуйчатая шкура — в широкие луга...
Намтар не заметил, как оторвался и канул в глубинах новорожденного острова его талисман — заключенный в эфирном кристалле драновый цветок...
Как остров, отягченный собственным весом и толчком, дрейфует прочь от земель балауров и кто теперь знает, к чему берегу его прибьет...
Намтар ничего не мог уже видеть в этом мире.


Фоэта. Наши дни.

— Тихе, мне страшно.
— Мне тоже. Но я-то иду!
— Ай, да тут подземный ручей!
— А ты штанины задери. Идем же, я, кажется, вижу, что дальше.
Херману было не просто страшно, он просто трясся от ужаса. Ещё бы — только четверть часа назад они наткнулись на громадный скелет, намертво закаменевший в пещерной стене. А уж меч, гарда которого валялась рядом, и вовсе был впору великану!
— Тихе, а ты точно оставляла отметки? Мы не заблудимся, когда назад пойдём?
— Да оставляла, оставляла, — девочка отмахнулась и подняла лампу повыше. — Нет, смотри, тут тупик. Дальше хода нет... Жалко!
— А мне нисколечки не жалко. Пойдем уже отсюда, а!
— Ладно... — Тихе неохотно обернулась. — Клада нет. Сволочь этот Ска, вот кто он!
— Да с чего ты решила, что тут обязательно будут сокровища?! — возмутился друг. — Он же волк, а не дракон!
"Дракон!.. Дракон!.." — передразнило пещерное эхо.
На секунду дети затихли. Обоим показалось, что где-то что-то зашуршало, как может шуршать о камень змеиная чешуя. Ш-ш-шр-х-х... Ш-ш-ш-шр-р-х...
— Ты слышал? — одними губами спросила девочка.
— Да... — отозвался Херман.
Ш-ш-ш-р-х-х-х...
В следующий миг оба уже бежали изо всех сил, будто по пятами за ними гнался полк балауров.
Остановились они только у деревенских ворот, запыхавшиеся, ободравшие колени о камни, насмерть перепуганные.
— Что это было? — жалобно спросила Тихе, клацая зубами от ужаса.
Херман лишь помотал головой. Он не знал, что за тварь была там, в пещере, но одно мог сказать точно — больше он туда не пойдёт! Никогда и ни за что!


Эпилог


Говорят, если прислушаться, в подземных пещерах Фоэты можно почувствовать едва ощутимое дуновение, до странности похожее на размеренное дыхание. Люди почитали бы его ветром, заблудившимся среди каменных сводов, но за многие сотни лет сюда никто не удосужился спуститься. Людская память слишком коротка, а ум недостаточно остер, чтобы понять, что спит под землей, камнями и водами благословенной Фоэты, бродячего острова, окончившего свой дрейф на юге Атреи.
Вернее, кто спит.
Никто не знает, что случится, если он проснется. Или, может быть, когда проснется?

@темы: законченное, Aion, мини